navy_chf (navy_chf) wrote,
navy_chf
navy_chf

Бегущие по волнам.Часть 2.

Начало:Бегущие по волнам.Часть I.

Стальной катер «СМ-3». Водоизмещение 34 тонны, размеры 20,8 х 3,9 х 1,5 метров; мощность 4 двигателей 3600 л.с; дальность плавания 24-узловым ходом 380 миль; вооружение включало 2 ТА 533 мм и 2 пулемета 12,7 мм; экипаж 8 человек.

Этот катер был заложен весной 1939 г., спущен на воду в августе 1940 г. Но скорость его оказалась только на 4 узла больше, чем у С-1 и С-2 — 30 узлов, для торпедного катера слишком мало. Видимо поэтому четвертый стальной катер, спущенный на воду в 1940 г. (42-тонный СМ-4) так и не получил торпедных апаратов и был переклассифицирован в малый охотник.


Первое, что бросилось в глаза представителям приемочной комиссии, была «дышавшая» обшивка катера из тонкой (4 мм) стали. При выходе на 37-узловую скорость хода корпус дал трещину. О серийной постройке столь ненадежного корабля не могло быть и речи. Но экспериментальный катер все же передали флоту, предварительно усилив продольный и поперечный набор корпуса установкой дополнительных шпангоутов и стрингеров. Началась война, каждая боевая единица могла принести пользу. Из-за переделки водоизмещение увеличилось, скорость уменьшилась на 7 узлов, зато СМ-3 обладал отличной маневренностью. Он хорошо воевал. Например, в июне 1942 г. участвовал в рейде торпедных катеров на Ялтинскую бухту, а спустя два месяца, действуя совместно с катером типа Д-3, пустил ко дну две немецкие десантные баржи близ Феодосии.
В заключительных боях на Балтике успели принять участие новые торпедные катера прибрежного действия типа «Комсомолец». Этот 23-тонный дюралевый корабль во многом превосходил своего предшественника Г-5. Изменения в конструкции обусловили неплохую мореходность нового катера - до 4 баллов включительно. В днище по всей длине корпуса «Комсомольца» проходила полая балка, которая выполняла роль киля. Кроме того, по бортам ниже ватерлинии имелись дополнительные кили, уменьшавшие качку. Число водонепроницаемых отсеков возросло до шести. На «Комсомольце» впервые появилась бронированная рубка из листовой 7-мм стали. Наконец, значительно изменилось вооружение корабля - спаренные пулеметы взамен одинарных и трубчатые торпедные аппараты на палубе вместо кормовых желобов. В отличие от Г-5, «Комсомольцы» могли атаковать противника торпедами на самом малом ходу.
Первый катер нового проекта (собственно «Комсомолец») был заложен 30 июля 1939 года, за один месяц до начала Второй Мировой войны. На воду его спустили 16 мая 1940 г., в строй он вступил 25 октября того же года. Летом 1940 г., когда «Комсомолец» проходил испытания, его проект попытались улучшить. За модификацию корабля взялась конструкторская группа В.М. Бурлакова. Первым делом усилили зенитное вооружение, вместо одного пулемета ДШК поставили четыре. Водоизмещение корабля при этом увеличилось на 3 тонны, а скорость хода уменьшилась с 51 узла до 40—48. Пришлось также уменьшить калибр торпедных аппаратов. Три десятка катеров данного типа вступили в строй действующего флота в 1943—45 гг.

Торпедный катер типа «Комсомолец» (проект 123), 1942-44 гг. (31 единица). Водоизмещение 20 (полное. 23) тонн, размеры. 18,7 х 3,4 х 1.2 м, 2 бензомотора по 1200 л.с, скорость 46-48 узлов, дальность плавания 345 миль на 28 узлах вооружение: 2 ТА 456-мм (на прототипе серии 2 ГА 533-мм), 4 пулемета 12,7-мм в двух спарках (на прототипе 1 пулемет), 6 больших глубинных бомб, дымаппаратура, экипаж 7 человек.

В ходе войны проект 123 был еще раз доработан. Изменения коснулись в основном технологии производства. Была также усилена конструкция корпуса, сделан ряд мелких усовершенствований. Вместо двух моторов поставили три, и хотя водоизмещение выросло на 5 тонн, скорость осталась прежней - 48 узлов. В ноябре 1943 г. тюменский судостроительный завод сдал флоту головной катер нового проекта, получившего обозначение 123 бис. До конца войны сошли со стапелей 120 катеров типа 123 бис, а в 1946—53 гг. на заводе № 183 в Феодосии построили еще 205 таких кораблей (50 типа М-123 бис и 155 типа 123К).

Торпедный катер типа «Комсомолец» (Проект 123 бис), 1943-45 гг. (120 единиц). Водоизмещение 25 тонн, скорость 48 узлов, 3 бензиновых мотора «Паккард» по 1200л.с, 2 ТА 456-мм, 4 пулемета 12,7-мм в двух спаренных установках, 6 глубинных бомб, дымаппаратура, установлены скуловые брызгоотражатели.

Теперь о печальном.


Речь не идет о том, чтобы опорочить идею торпедных катеров вообще, или проекты советских конструкторов и Туполева в частности. При анализе достоинств и недостатков необходимо учитывать как существующую на момент создания техники концепцию ее применения, так и технические возможности разработчика.
В 20-е годы, когда закладывалась идея советских глиссирующих ТК, военное и политическое руководство СССР обязано было учитывать вовлечение страны в войну с ведущими мировыми державами, с той же Великобританией. Морская мощь Британии, по сравнению, с флотом не только СССР, но и царской России начала ПМВ, была не просто подавляющей. Она была абсолютной. Британский линейный флот мог просто подойти к берегам России в любой выбранной точке и «раскатать все в пыль». Рассуждения об отсутствии (причем извечном) агрессивных устремлений у Англии весьма интересны для вялотекущего спора в интернете, но мало сочетаются с тем же налетом катеров на Кронштадт, который был упомянут выше. Ответить «адекватно и параллельно» СССР, конечно же, не мог. Вот и пришлось придумывать дешевые и доступные альтернативы. Так что идея «москитного флота» в свое время была, если и не единственно возможной, то, по крайней мере, логичной. Да и технический уровень страны… Как уже говорилось, торпедный катер был первым кораблем, который страна вообще смогла построить (не забудьте про импортные моторы!).
А вот потом, к сожалению, советские адмиралы (скажем так для краткости) явно «заигрались». К концу 30-х и опыт кораблестроения уже был, и возможности серьезно расширились. Но уже сформировалась точка зрения, мешающая взглянуть на проблему в перспективе. Собственная идеологическая работа, широкая реклама «лучших в мире и самых быстроходных» катеров привели к застою мысли и отставанию в этой области. Ведущие страны мира сделали ставку на мореходные, хорошо вооруженные торпедные катера килевого типа, РККФ же «завис» на идее 1915 года… В результате, во время войны катера совершенно не применялись в соответствии с той доктриной, под которую они создавались. Единственный, пожалуй, бой катеров против военного флота врага (нет, не дредноутов, всего-то против крейсера и нескольких эсминцев!) кончился отнюдь не решительной победой. Ниже мы его коротко рассмотрим. И катера начали использовать для «неродных» задач. К тому же они оказались слабее своих «одноклассников» и не могли выдерживать бои дуэльно.
В основу глиссирующего катера АНТ-3 был положен поплавок гидросамолета. Верх этого поплавка, активно влияющий на прочность конструкции, перешел на катера Туполева. Вместо верхней палубы у них была круто изогнутая выпуклая поверхность, на которой человеку трудно удержаться, даже когда катер неподвижен. Когда же катер был на ходу, выйти из его боевой рубки было смертельно опасно — мокрая скользкая поверхность сбрасывала с себя решительно все, что на нее попадало (к сожалению, за исключением льда, в зимних условиях катера обмерзали в надводной части). Когда во время войны на торпедных катерах типа Г-5 приходилось перевозить десант, то людей сажали гуськом в желоба торпедных аппаратов, больше им негде было находиться. Человек 25 посадить в желоба могли, но их размещение там трудно было назвать «комфортным». Поскольку десантный вариант оказался весьма распространенным, в итоге пришли к выводу о необходимости изготовления специальных банок и решеток для удобства размещения бойцов. А вот на более крупный Д-3 нормально «садился» взвод десантников. Обладая сравнительно большими запасами плавучести, эти катера практически ничего не могли перевозить, поскольку в них не было места для размещения груза.
Неудачной оказалась и позаимствованная у английских торпедных катеров конструкция торпедного аппарата. Минимальная скорость катера, при которой он мог выпустить свои торпеды, составляла 17 узлов. На меньшем ходу и на стопе катер не мог дать торпедный залп, так как это означало бы для него самоубийство — неминуемое попадание торпеды.
Туполевские катера могли действовать торпедами при волнении до 2 баллов, а держаться в море — до 3 баллов. Плохая мореходность проявилась прежде всего в заливании мостика катера даже при самом незначительном волнении и, в частности, сильном забрызгивании открытой сверху очень низкой ходовой рубки, затрудняющем работу команды катера. Производной от мореходности была и автономность туполевских катеров — их проектная дальность никогда не могла быть гарантирована, так как зависела не столько даже от запаса топлива, сколько от погоды. Штормовые условия в море бывают сравнительно редко, но свежий ветер, сопровождающийся волнением 3−4 балла, явление, можно сказать, нормальное. Поэтому каждый выход туполевских торпедных катеров в море граничил со смертельным риском вне всякой связи с боевой деятельностью катеров.
В экипировке экипажей учитывались особенности этого типа катеров - большое брызгообразование на волнении и пронзительный ветер. Одевался экипаж в теплое водолазное белье, кожаное обмундирование, верхняя вахта носила кожаные летные шлемы и защитные очки, механики пользовались танковыми шлемами для защиты от рева двигателей. Вряд ли такая экипировка была удобной для боя, но по другому до этого боя было не дожить…
Между тем, американцы убедились в бесперспективности реданных катеров во время своей борьбы «с зеленым змием», точнее при борьбе с контрабандой спиртного. В результате был создан килевой ТК «Элко».

ТК «Элко» в разрезе.

Кстати, 60 катеров типа «Элко» было поставлено по ленд-лизу в СССР, где они получили индекс А-3. На базе А-3 в 1950-х годах у нас был создан самый распространенный торпедный катер советского ВМФ — проекта 183.
Стоит заметить, что в Германии, буквально связанной по рукам и ногам Версальским договором и охваченной экономическим кризисом, сумели в 1920-х годах провести испытания реданных и килевых катеров. По результатам испытаний был сделан однозначный вывод — делать только килевые катера. Монополистом в области производства торпедных катеров стала фирма «Люрсен».

Немецкий «шнелльбот» S-100.

В годы войны немецкие катера свободно действовали в свежую погоду на всем Северном море. Базируясь в Севастополе и в Двуякорной бухте (близ Феодосии), германские торпедные катера действовали во всем Черном море. Поначалу наши адмиралы даже не верили донесениям, что германские торпедные катера действуют в районе Поти. Встречи наших и германских торпедных катеров неизменно заканчивались в пользу последних. В ходе боевых действий Черноморского флота в 1942—1944 годах ни один германский торпедный катер не был потоплен в море.
В итоге наши адмиралы стали жертвой собственной пропаганды. Официально считалось, что советские катера лучшие в мире и нет никакого смысла обращать внимание на зарубежный опыт. А между тем агенты германской фирмы «Люрсен» начиная с 1920-х годов «высунув язык» искали себе клиентов. Заказчиками их килевых катеров стали Болгария, Югославия, Испания и даже Китай.
В 1920—1930-х годах немцы запросто делились с советскими коллегами секретами в области танкостроения, авиации, артиллерии, отравляющих веществ и т. д. Но у нас и пальцем не пошевелили, чтобы купить хоть один «Люрсен».

История службы.

Построенные по концепции разработанной в середине 20-х годов, торпедные катера вступили в бой во второй половине следующего десятилетия, то есть, совершенно не в тех условиях на которые рассчитывали их создатели. Пришлось совершать дальние рейды, действовать на коммуникациях, бороться с авиацией противника. Техническая концепция катера изначально была морально устаревшей: исходили не из возможного уровня развития техники, а из уровня имеющихся трофейных образцов. Требование достижения максимально возможной скорости, единственного козыря корабля, ограничивало любые попытки установки более мощного зенитного вооружения и брони. Не было и ясности в использовании катеров, слишком много от них требовали и слишком мало они могли реально сделать.

Гражданская война в Испании.

В июле 1936 года мятеж республиканского правительства Испании стал началом трехлетней войны. К этому времени в составе испанского флота не было торпедных катеров. Это для националистов исправили Италия и Германия, поставками катеров типа MAS и люрсеновских «шнелльботов». Не остался в стороне и флот Советского Союза, направивший в Испанию в мае 1937 года четыре катера типа Г-5. Базой для них служил Порман.
Не смотря на то, что недостаточная дальность плавания и мореходность не позволили катерам действовать в роли собственно торпедных катеров, они несли конвойную службу. Но тут проявились и другие недостатки: слабое зенитное вооружение, высокая пожароопасность (из-за авиационного топлива) и отсутствие даже самой минимальной гидроакустической аппаратуры. Непригодность пулеметов для борьбы с самолетами самым трагическим образом проявилась в боях.
30 июля недалеко от Барселоны республиканский конвой был атакован летающей лодкой «Савойя». По словам Конвея: один катер сопровождавший транспортник был потоплен, второй — очень пострадал, сам транспортник выбросился на берег.
В целом советские торпедные катера в ходе гражданской войны в Испании особой роли не сыграли, и их дальнейшая судьба остается неясной. Единственный шанс отличиться они упустили в марте 1938 года, когда из-за сравнительно небольшого волнения не смогли принять участие в бою, в ходе которого был потоплен крейсер «Балеарис».

Великая Отечественная война.

Основная деятельность торпедных катеров Г-5 во время Второй Мировой войны была развернута на Балтийском театре военных действий. К 22 июня 1941 года торпедные катера Краснознаменного Балтийского флота (КБФ) были сведены в две бригады и отдельный отряд, насчитывавшие в своем составе 56 катеров типа Г-5.
«Москитные силы» КБФ активно участвовали в боях за острова Моонзундского архипелага, боролись с немецкими конвоями, направлявшимися в Рижский залив, проведя ряд атак на суда противника, но не добились особых успехов. Их собственные потери были достаточно тяжелыми. Доставалось, в основном, от авиации врага, противопоставить которой было нечего.
В конце сентября состоялась единственная за всю войну атака катерников советского флота на соединение крупных надводных кораблей, которые напали на полуостров Сырве. Оставшиеся боеспособными четыре катера обогнули Сырве и направились к бухте Лыу, где находилась эскадра противника. В её состав входили легкие крейсера «Лейпциг» и «Эмден» с миноносцами охранения «Т-7», «Т-8» и «Т-11», а неподалеку действовали еще и тральщики из состава 17-й флотилии.
При выходе из Ирбенского пролива катера атаковал вражеский гидросамолет, который отогнали истребители прикрытия, затем отразившие попытку еще две попытки расправиться с катерами. Немецкие корабли, предупрежденные сигнальными ракетами гидросамолета, успели подготовиться к атаке и по катерам был открыт ураганный огонь. Ущев (командир отряда катеров) приказал дать сигналы — «Дым», «Атака». Под прикрытием дымзавесы два катера ударили по крейсеру «Лейпциг», два - по миноносцам. В это время был подбит первый катер начал тонуть. Не одна из торпед не попала в цель. Возвращавшиеся в Мынту катерники потопили вспомогательный тральщик «М-1707» (экс-траулер «Люнебург»). Немецкие крейсера, расстрелявшие большую часть боезапаса основного калибра по катерам, были вынуждены уйти. Больше в обстрелах советских войск они не участвовали.
Так как боевые качества корабля на момент начала боевых действий были морально устаревшие и не выдерживали конкуренции с вооружением вражеских войск, основной формой боевой деятельности торпедных катеров Г-5 во время войны были минные постановки и транспортировка десанта. При разработке операции по высадке десанта в Новороссийске торпедным катерам бригады поставили задачу уничтожить батареи и доты на новороссийском молу. И вот в ночь на 10 сентября 1943 года через 1 минуту 15 секунд после первого артиллерийская залпа наших кораблей советские катера выпустили торпеды... "Почти одновременный удар семи торпед по молу так тряхнул его, – вспоминал Проценко, – что малокалиберные автоматические пушки и пулеметы слетели с треног и очумевшие фашисты свалились с ног. А взрывы торпед, выпущенных под основание самого мощного дота на оконечности мола, разрушили его так, что тяжелая броневая плита придавила весь расчет. Уцелевшие фашисты не успели прийти в себя, когда на них навалились наши моряки-автоматчики.
Не менее интересным и необычным было боевое применение первых в истории ракетных катеров, которые начали поступать в бригаду летом 1943 года. На этих кораблях не было торпед, вместо них на удлиненной рубке устанавливалась пусковая установка с подвешенными к ней 132-мм реактивными снарядами.
В ночь на 11 июня 1943 года три ракетных и два торпедных катера вышли к Новороссийску, чтобы подавить вражескую четырехорудийиую батарею, досаждавшую нашим войскам и кораблям на Южной Озерейке. Скрытно заняв исходную позицию. катерники дождались, когда летчики сбросят осветительные бомбы, после чего к берегу на полном ходу устремились два торпедных катера, чтобы вызвать на себя огонь вражеских орудий. Как только в 2 часа 18 минут прогремели первые выстрелы, ракетные катера дали пристрелочный залп, я легший у кромки берега, а потом небо прочертили десятки оранжево-красных хвостов от реактивных снарядов. На берегу взметнулись к небу огненные столбы, заполыхало пламя. Через несколько дней сдавшийся в плен румынский офицер рассказал, что снаряды "катюш" падали с большой точностью От их разрывов взлетели в воздух штабеля заготовленных для стрельбы боеприпасов. В результате три из четырех орудий были выведены из строя и почти вся прислуга уничтожена.

Торпедные катера Черноморского флота с десантом морской пехоты.

В ночь на 28 августа четыре ракетных катера совершили огневой налет анапский аэродром, а три дня спустя эти же ракетоносцы, находясь в дозоре, огнем своих установок сумели рассеять девять вражеских катеров.
За время войны советские ТК, потеряв 125 катеров (данные могут быть неполными), одержали не так много подтвержденных побед. На Балтике ими был поврежден 1 ЭМ ( Z 34, в строй не вводился), потоплен 1 миноносец (Т-31), 1 финский минзаг, 2 тральщика, 1 транспорт водоизмещением более 2000 тонн («Эмили Сабер»), несколько кораблей и судов поменьше. Повреждены 1 миноносец, 2 ПЛ, 5 тральщиков, несколько катеров и мотоботов. На севере потоплены 3 тральщика, 7 транспортов (самое большое – «Кольмар», 3992 тонны, остальные – много меньше), несколько катеров и мелких судов, повреждена 1 ПЛ, 4 тральщика несколько сторожевых катеров и мелких судов. На Черном море – румынский минзаг, итальянская подлодка, 1 охотник за ПЛ, 1 десантную баржу, 1 транспорт (баржа «Эльба-5», 1000 тонн), 1 шхуну. Повреждены 3 ПЛ, 3 ТЩ, 3 ТК, 7 БДБ.

Правда и потери катеров происходили по самым разным причинам, по причине многообразия выполняемых ими задач. Например, из 58 катеров, потерянных балтийцами, только 16 погибли в морских боях. Еще 10 подорвались на минах, 8 погибли от воздействия авиации (1 пулемет – ненадежная защита от самолета!), 5 погибли от наземной артиллерии при десантных операциях и т.д., вплоть до одного, расстрелянного собственными эсминцами («френдли файер» был во все времена и во всех армиях и флотах).
Г-5 продолжили службу и после войны. Благодаря немагнитному корпусу, они использовались при разминировании полей мин магнитно-контактного действия (правда, как было сказано выше, абсолютной гарантии безопасности это не давало).
Последней войной в которой было зафиксировано участие торпедных катеров Г-5 была Корейская война. К 25 июня 1950 года, дню начала войны, вооруженные силы КНДР обладали 19 единицами морской техники: тральщиками, сторожевыми катерами, торпедными катерами, представленные как раз «Гэ-пятыми». На тот момент именно они и оказались единственной силой, которая предприняла попытку активного противодействия кораблям США и Великобритании. 2 июля возле Чжуньчжиня отряд, в составе крейсеров «Джуно», «Ямайки» и эсминца «Блэк Суона», обнаружил северокорейский конвой состоявший из 10 траулеров, который прикрывали 4 торпедных катера. Противники заметили друг друга вскоре после восхода солнца. Один из катеров был потоплен первым же залпом. Остальные предприняли попытку выйти в торпедную атаку, но им не повезло. Три катера были потоплены. Со своей стороны, корейцы заявили (и упорно настаивают на этом, есть даже памятник в честь победы) о потоплении тяжелого крейсера типа «Балтимор», но США этот факт не признают, да и таинственно пропавших, в числе 14 крейсеров типа «Балтимор», вроде, не наблюдается…



Памятник самой удачной атаке Г-5 (гипотетически).
Автор:Игорь Андреев.


Статьи этой серии:
Бегущие по волнам.Часть I.
Tags: ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА., ИСТОРИЯ., СССР., ФЛОТ.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments