navy_chf (navy_chf) wrote,
navy_chf
navy_chf

Система ПРО США. Часть 1-я.


Первые исследования по созданию систем, способных противодействовать ударам баллистических ракет, в Соединенных Штатах начались вскоре после окончания Второй мировой войны. Американские военные аналитики прекрасно отдавали себе отчёт в том, какую опасность могут представлять для континентальной части США баллистические ракеты, оснащённые ядерными зарядами. Во второй половине 1945 года представители ВВС инициировали проект «Wizard» (англ. «Волшебник»). Военные желали получить высокоскоростную управляемую ракету, способную осуществлять перехват баллистических ракет превосходящих по скорости и дальности германские Фау-2.

Основная часть работ в рамках проекта велась учёными Мичиганского университета. С 1947 года на теоретические исследования в данном направлении ежегодно выделялось более 1 млн. $. Одновременно вместе с ракетой-перехватчиком проектировались РЛС обнаружения и сопровождения целей.
По мере проработки темы специалисты всё больше приходили к выводу, что практическое осуществление перехвата баллистических ракет оказалось гораздо более сложной задачей, чем это представлялось в самом начале работ. Большие сложности возникли не только с созданием противоракет, но и с разработкой наземной составляющей противоракетной обороны — РЛС раннего оповещения, автоматизированных систем управления и наведения. В 1947 году после обобщения и проработки полученного материала команда разработчиков пришла к выводу, что для создания необходимых компьютеров и систем управления потребуется не менее 5-7 лет.
Работы по программе Wizard продвигались очень медленно. В итоговом проектном варианте перехватчик представлял собой крупную двухступенчатую жидкостную ракету длиной около 19 метров и диаметром 1,8 метра. Ракета должна была разгоняться до скорости порядка 8000 км/ч и осуществлять перехват цели на высоте до 200 километров, при радиусе действия около 900 км. Для компенсации ошибок в наведении перехватчик должен был оснащаться ядерной боевой частью, при этом вероятность поражения вражеской баллистической ракеты оценивалась в 50%.
В 1958 году, после того как в США произошло разграничение сфер ответственности между ВВС, ВМС и армейским командованием, работы по созданию ракеты-перехватчика Wizard находившейся в ведении ВВС прекратились. Имевшийся задел по радиолокаторам нереализованной противоракетной системы в дальнейшем использовался при создании радиолокационной станции предупреждения о ракетном нападении AN/FPS-49.

РЛС AN/FPS-49, поставленная в начале 60-х на боевое дежурство на Аляске, в Великобритании и в Гренландии, представляла собой три 25-метровые параболические антенны с механическим приводом весом 112 тонн, защищённые радиопрозрачными стеклопластиковыми сферическими куполами диаметром 40 метров.
В 50-70-е годы оборона территории США от советских дальних бомбардировщиков осуществлялась зенитно-ракетными комплексами MIM-3 Nike Ajax и MIM-14 Nike-Hercules, находившимися в ведении сухопутных войск, а также дальними беспилотными перехватчиками ВВС — CIM-10 Bomarc. Большая часть зенитных ракет, развёрнутых на территории США, комплектовалась ядерными боевыми частями. Это делалось с целью повышения вероятности поражения групповых воздушных целей в сложной помеховой обстановке. Воздушный взрыв ядерного заряда мощностью 2 кт мог уничтожить всё в радиусе нескольких сотен метров, что позволяло эффективно поражать даже сложные, малогабаритные цели вроде сверхзвуковых крылатых ракет.

Зенитные ракеты с ядерными боеголовками MIM-14 Nike-Hercules обладали также некоторым противоракетным потенциалом, что было подтверждено на практике в 1960 году. Тогда при помощи ядерной боевой части был осуществлен первый успешный перехват баллистической ракеты — MGM-5 Corporal. Впрочем, американские военные не строили иллюзий относительно противоракетных возможностей комплексов «Найк-Геркулес». В реальной боевой обстановке противовоздушные комплексы с ракетами оснащёнными ядерными боевыми частями были способны перехватить не более 10% боеголовок МБР в очень небольшой зоне.Трёхступенчатая ракета комплекса «Найк-Зевс» представляла собой усовершенствованную ЗУР «Найк-Геркулес», на которой были улучшены разгонные характеристики за счёт применения дополнительной ступени. Согласно проекту она должна была иметь потолок до 160 километров. Ракета длиной около 14,7 метров и диаметром около 0,91 метра в снаряженном состоянии весила 10,3 тонны. Поражение межконтинентальных баллистических ракет за пределами атмосферы должно было осуществляться ядерной боевой частью W50 мощностью 400 кт с увеличенным выходом нейтронов. Весившая около 190 кг компактная БЧ при подрыве обеспечивала поражение неприятельской МБР на дистанции до двух километров. При облучении плотным нейтронным потоком вражеской боеголовки нейтроны спровоцировали бы самопроизвольную цепную реакцию внутри делящегося материала атомного заряда (так называемая «шипучка»), что привело бы к потере способности осуществить ядерный взрыв или к разрушению.
Первая модификация противоракеты «Найк-Зевс-А», известная также как «Nike-II», впервые стартовала в двухступенчатой конфигурации в августе 1959 года. Первоначально ракета имела развитые аэродинамические поверхности и была рассчитана на атмосферный перехват.

Запуск противоракеты «Найк-Зевс-А».

В мае 1961 года состоялся первый успешный запуск трёхступенчатой версии ракеты — «Nike-Zeus B». Через шесть месяцев, в декабре 1961 года, произошел первый учебный перехват, во время которого ракета «Найк-Зевс-В» с инертной БЧ прошла на расстоянии 30 метров от ЗУР «Найк-Геркулес», выступавшей в роли цели. В случае, если бы боеголовка противоракеты была боевой, условная цель оказалась бы гарантированно поражена.

Запуск противоракеты «Найк-Зевс-В».

Первые испытательные пуски по программе «Зевс» проводились с полигона Уайт Сэндс в Нью-Мексико. Однако этот полигон по ряду причин не подходил для испытаний систем противоракетной обороны. Межконтинентальные баллистические ракеты, запускаемые в качестве учебных целей, из-за близко расположенных стартовых позиций не успевали набрать достаточную высоту, из-за этого было невозможно имитировать траекторию входящей в атмосферу БЧ. Другой ракетный полигон, в Пойнт-Мугу, не удовлетворял требованиям безопасности: при перехвате баллистических ракет, стартующих с Канаверала, существовала угроза падения обломков на густонаселённые районы. В итоге в качестве нового ракетного полигона выбрали атолл Кваджалейн. Удаленный тихоокеанский атолл позволял в точности имитировать ситуацию перехвата боевых частей МБР, входящих в атмосферу. Кроме того, на Кваджалейне уже частично имелась необходимая инфраструктура: портовые сооружения, капитальная взлётно-посадочная полоса и РЛС (подробней об американских ракетных полигонах здесь: Ракетные полигоны США ).
Специально для «Nike-Zeus » была создана РЛС ZAR (англ. Zeus Acquisition Radar — РЛС обнаружения «Зевс»). Она предназначалась для обнаружения приближающихся боеголовок и выдаче первичного целеуказания. Станция обладала очень значительным энергетическим потенциалом. Высокочастотное излучение РЛС ZAR представляло опасность для людей на расстоянии более 100 метров от передающей антенны. В связи с этим и с целью блокировки помех возникающих в результате отражения сигнала от наземных предметов передатчик был изолирован по периметру двойным наклонным металлическим забором.

Станция ZDR (англ. Zeus Discrimination Radar — РЛС селекции «Зевс») производила селекцию целей, анализируя разницу в скорости торможения сопровождаемых боеголовок в верхних слоях атмосферы. Отделяя реальные боеголовки от более легких ложных целей, торможение которых происходило быстрее.
Отсеянные с помощью ZDR настоящие боевые блоки МБР брались на сопровождение одной из двух РЛС TTR (англ. Target Tracking Radar — РЛС сопровождения целей). Данные с РЛС TTR о положении цели в реальном масштабе времени передавались в центральный вычислительный центр противоракетного комплекса. После запуска противоракеты в расчетный момент времени она бралась на сопровождение РЛС MTR (англ. MIssile Tracking Radar — РЛС сопровождения ракеты), и компьютер, сопоставляя данные со станций сопровождения, автоматически выводил противоракету в расчетную точку перехвата. В момент наибольшего сближения противоракеты с целью поступала команда на подрыв ядерной боевой части противоракеты.
Согласно предварительным расчётам проектировщиков, РЛС ZAR должна была за 20 секунд рассчитать траекторию цели и передать её на сопровождение РЛС TTR. Ещё 25—30 секунд было необходимо на то, чтобы запущенная противоракета уничтожила боеголовку. Противоракетная система могла одновременно атаковать до шести целей, на каждую атакуемую боеголовку могли наводиться две ракеты-перехватчика. Однако при использовании противником ложных целей количество целей, которые можно было уничтожить за минуту, существенно уменьшалось. Это было связано с тем, что радару ZDR было необходимо «отфильтровать» ложные цели.

В состав пускового комплекса «Nike-Zeus » по проекту входили шесть стартовых позиций, в составе двух РЛС MTR и одной TTR, а также 16 ракет, готовых к запуску. Информация о ракетном нападении и селекция ложных целей передавалась на все стартовые позиции от общих на весь комплекс радаров ZAR и ZDR.

Пусковой комплекс противоракетных перехватчиков «Nike-Zeus» имел шесть радиолокаторов TTR, что одновременно позволяло перехватить не более шести боевых блоков. С момента обнаружения цели и взятия её на сопровождение РЛС TTR на выработку огневого решения требовалось приблизительно 45 секунд, то есть система физически не могла перехватить более шести боеголовок атакующих одновременно. С учетом быстрого увеличения количества советских МБР прогнозировалось, что СССР сможет прорвать систему ПРО, просто запустив против охраняемого объекта одновременно больше боеголовок, перенасытив тем самым возможности радиолокаторов сопровождения.
После анализа результатов испытательных пусков противоракет «Найк-Зевс» с атолла Кваджалейн специалисты министерства обороны США пришли к неутешительному выводу о не слишком высокой боевой эффективности данного противоракетного комплекса. Кроме частых технических отказов, помехозащищённость РЛС обнаружения и сопровождения оставляли желать лучшего. С помощью «Nike-Zeus» можно было прикрыть от ударов МБР весьма ограниченный район, а сам комплекс требовал весьма серьёзных капиталовложений. К тому же американцы всерьёз опасались того, что принятие на вооружение несовершенной системы ПРО подтолкнёт СССР к наращиванию количественного и качественного потенциала средств ядерного нападения и нанесению превентивного удара в случае обострения международной обстановки. В начале 1963 года, несмотря на определённые успехи, программа«Nike-Zeus» была окончательно закрыта. Впрочем, это не означало отказа от разработки более эффективных противоракетных систем.
В начале 60-х в обеих сверхдержавах прорабатывались варианты использования в качестве превентивного средства ядерного нападения орбитальных спутников. Предварительно выведенный на низкую околоземную орбиту спутник с ядерной боеголовкой мог нанести внезапный ядерный удар по территории противника.
Дабы избежать окончательного свёртывания программы, разработчиками было предложено использовать имеющиеся противоракеты «Найк-Зевс» как оружие поражения низкоорбитальных целей. С 1962 по 1963 годы в рамках разработки противоспутникового оружия был проведена серия запусков на Кваджалейне. В мае 1963 года состоялся успешный перехват противоракетой учебной низкоорбитальной цели — разгонного блока ракеты-носителя «Аджена». Противоспутниковый комплекс «Найк-Зевс» нёс боевое дежурство на тихоокеанском атолле Кваджалейн с 1964 по 1967 гг.
Дальнейшим развитием программы «Nike-Zeus» стал проект противоракетной обороны «Nike-Х». Для реализации данного проекта велась разработка новых сверхмощных РЛС с ФАР, способных одновременно фиксировать сотни целей и новых вычислительных машин, обладавших гораздо большим быстродействием и производительностью. Что делало возможным одновременно наводить несколько ракет на несколько целей. Однако существенным препятствием для последовательного обстрела целей являлось использование ядерных боевых частей противоракет для перехвата боевых блоков МБР. При ядерном взрыве в космосе образовывалось облако плазмы непроницаемой для излучения радиолокаторов обнаружения и наведения. Поэтому с целью получения возможности поэтапного уничтожения атакующих боеголовок было принято решение увеличить дальность действия ракет и дополнить разрабатываемую систему противоракетной обороны еще одним элементом — компактной атмосферной ракетой-перехватчиком с минимальным временем реакции.
Новая перспективная система ПРО с противоракетами дальней заатмосферной и ближней атмосферной зонами стартовала под обозначением «Sentinel» (англ. «Страж» или «Часовой»). Дальняя заатмосферная противоракета, созданная на базе «Nike», получила обозначение LIM-49A «Spartan», а противоракета ближнего перехвата — «Sprint». Первоначально противоракетной системой предполагалось прикрыть не только стратегические объекты с ядерным оружием, но и крупные административно-промышленные центры. Однако после анализа характеристик и стоимости разрабатываемых элементов системы ПРО оказалось, что такие расходы на противоракетную оборону являются чрезмерными даже для американской экономики.
В дальнейшем ракеты-перехватчики LIM-49A «Spartan» и Sprint создавались в рамках противоракетной программы Safeguard (англ. «Мера безопасности»). Система «Сэйфгард» должна была защищать от обезоруживающего удара стартовые позиции 450 МБР «Минитмен».
Помимо ракет-перехватчиков, важнейшими элементами создаваемой в 60-70-е годы американской системы противоракетной обороны являлись наземные станции раннего обнаружения и сопровождения целей. Американским специалистам удалось создать весьма совершенные на тот момент радары и вычислительные комплексы. Успешная реализация программы Safeguard была бы немыслима без РЛС PAR или Perimeter Acquisition Radar (англ. РЛС периметрического обзора). РЛС PAR была создана на базе станции системы предупреждения о ракетном нападении AN/FPQ-16.

Этот очень крупный локатор с пиковой мощностью более 15 мегаватт был глазами программы «Safeguard». Он предназначался для обнаружения боеголовок на дальних подступах к защищаемому объекту и выдачи целеуказания. Каждый противоракетный комплекс имел по одной РЛС этого типа. На дальности до 3200 километров РЛС PAR могла увидеть радиоконтрастный объект диаметром 0,25 метра. Радар обнаружения системы ПРО устанавливался на массивном железобетонном основании, под углом к вертикали в заданном секторе. Станция, сопряженная с вычислительным комплексом, могла одновременно отслеживать и сопровождать десятки целей в космосе. Благодаря огромному радиусу действия имелась возможность своевременно обнаружить приближающиеся боеголовки и обеспечить запас времени для выработки огневого решения и перехвата. В данный момент это единственный действующий элемент системы «Сэйфгард». После модернизации РЛС в Северной Дакоте продолжила службу в качестве элемента системы предупреждения о ракетном нападении.

Cпутниковый снимок Google Earth: РЛС AN/FPQ-16 в Северной Дакоте.

РЛС МSR или Missile Site Radar (англ. РЛС ракетной позиции) — была предназначена для сопровождения обнаруженных целей и запущенных по ним противоракет. Станция МSR находилась на центральной позиции комплекса ПРО. Первичное целеуказание РЛС МSR осуществляла от РЛС PAR. После захвата на сопровождение приближающихся боевых блоков с помощью РЛС МSR отслеживались как цели так и стартующие ракеты-перехватчики, после чего данные передавались для обработки на компьютеры системы управления.

Радиолокатор ракетной позиции представлял собой четырёхгранную усеченную пирамиду, на наклонных стенах которой размещались фазированные антенные решетки. Таким образом обеспечивался круговой обзор и имелась возможность непрерывно сопровождать приближающиеся цели и взлетевшие ракеты-перехватчики. Непосредственно в основании пирамиды был размещён центр управления комплекса противоракетной обороны.
Трёхступенчатая твердотопливная противоракета LIM-49A «Spartan» (англ. Спартанец) оснащалась 5 Мт термоядерной боеголовкой W71 массой 1290 кг. Боеголовка W71 по ряду технических решений была уникальной и заслуживает того, что бы её описали подробней. Она была разработана в Лаборатории имени Лоуренса специально для уничтожения целей в космосе. Так как в вакууме космического пространства ударная волна не формируется, основным поражающим фактором термоядерного взрыва должен был стать мощный поток нейтронов. Предполагалось, что под действием мощного нейтронного излучения в боевом блоке неприятельской МБР начнётся цепная реакция в ядерном материале, и та разрушится без достижения критической массы.
Однако в ходе лабораторных исследований и ядерных испытаний выяснилось, что для 5-мегатонной боеголовки противоракеты «Спартан» гораздо более действенным поражающим фактором является мощная вспышка рентгеновского излучения. В безвоздушном пространстве поток рентгеновских лучей мог распространяться на огромные расстояния без ослабления. Встречаясь с неприятельской боеголовкой, мощное рентгеновское излучение мгновенно разогревало поверхность материал корпуса боеголовки до очень высокой температуры, что приводило к взрывоподобному испарению и полному разрушению боеголовки. Для увеличения выхода рентгеновского излучения, внутренняя оболочка боеголовки W71 изготавливалась из золота.

Загрузка боеголовки W71 в испытательную скважину на острове Амчитка.

Согласно лабораторным данным, при взрыве термоядерной боевой части противоракеты «Спартан» цель могла быть уничтожена на расстоянии в 46 километров от точки взрыва. Оптимальным, однако, считалось уничтожение боеголовки вражеской МБР на расстоянии не более 19 километров от эпицентра. Кроме уничтожения непосредственно боевых блоков МБР мощный взрыв гарантированно испарял легкие ложные боеголовки, облегчая таким образом дальнейшие действия перехватчиков. После того как противоракеты «Спартан» были сняты с вооружения, одна из «золотых» в прямом смысле боеголовок была задействована в самых мощных американских подземных ядерных испытаниях состоявшихся 6 ноября 1971 года на острове Амчитка архипелага Алеутские острова.
Благодаря увеличению радиуса действия противоракет «Спартан» до 750 км и потолку 560 км частично решалась проблема маскирующего эффекта, непрозрачных для радарного излучения плазменных облаков, образующихся в результате высотных ядерных взрывов. По своей компоновке LIM-49A «Spartan», будучи крупней, во многом повторяла противоракету LIM-49 «Nike Zeus». При весе в снаряженном состоянии 13 т она имела длину 16,8 метров при диаметре 1,09 метра.

Запуск противоракеты LIM-49A «Spartan».

Двухступенчатая твердотопливная противоракета «Sprint» предназначалась для осуществления перехвата боевых блоков МБР, прорвавшихся мимо противоракет «Спартан» после их входа в атмосферу. Преимущество перехвата на атмосферной части траектории заключалось в том, что более лёгкие ложные цели после входа в атмосферу отставали от реальных боеголовок. В силу этого противоракеты ближней внутриатмосферной зоны не имели проблем с фильтрацией ложных целей. В то же время быстродействие систем наведения и разгонные характеристики противоракет должны быть очень высокими, поскольку с момента входа боеголовки в атмосферу до её взрыва проходило несколько десятков секунд. В связи с этим размещение противоракет «Спринт» предполагалось в непосредственной близости от прикрываемых объектов. Поражение цели должно было происходить при взрыве ядерной боеголовки малой мощности W66. По неизвестной автору причине противоракете «Sprint» не было присвоено стандартное трехбуквенное обозначение принятое в системе вооруженных сил США.

Загрузка противоракеты «Sprint» в ШПУ.

Противоракета «Спринт» имела обтекаемую коническую форму и благодаря очень мощному двигателю первой ступени за первые 5 секунд полёта разгонялась до скорости 10 М. При этом перегрузка составляла около 100g. Головная часть противоракеты от трения о воздух через секунду после запуска разогревалась до красноты. Для предохранения обшивки ракеты от перегрева она покрывалась слоем испаряющегося абляционного материала. Наведение ракеты на цель осуществлялось с помощью радиокоманд. Она была достаточно компактной, её масса не превышала 3500 кг, а длина 8,2 метра, при максимальном диаметре 1,35 метра. Максимальная дальность пуска составляла 40 км, а потолок — 30 метров. Запуск ракеты-перехватчика «Спринт» происходил из шахтной пусковой установки с помощью «миномётного» старта.

Пусковая позиция противоракет «Sprint».

По ряду причин военно-политического и экономического свойства век противоракет LIM-49A «Spartan» и «Sprint» на боевой службе оказался недолог. 26 мая 1972 года между СССР и США был заключен Договор об ограничении систем противоракетной обороны. В рамках заключённого соглашения стороны брали на себя обязательства отказаться от создания, испытания и развертывания систем или компонентов ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования для борьбы со стратегическими баллистическими ракетами, а также не создавать системы ПРО территории страны.

Запуск «Sprint».

Первоначально каждая страна могла иметь не более двух систем ПРО (вокруг столицы и в районе сосредоточения пусковых установок МБР), где в радиусе 150 километров могло быть развернуто не более 100 пусковых неподвижных противоракетных установок. В июле 1974 года, после дополнительных переговоров, был заключено соглашение, по которому каждой из сторон разрешалось иметь только одну такую систему: либо вокруг столицы, либо в районе пусковых установок МБР.
После заключения договора противоракеты «Спартан», несшие боевое дежурство всего несколько месяцев, в начале 1976 года были сняты с вооружения. Противоракеты «Спринт» в составе системы ПРО Safeguard несли боевое дежурство в окрестностях авиабазы Гранд Форкс в штате Северная Дакота, где находились шахтные пусковые установки МБР «Минитмен». В общей сложности противоракетную оборону Гранд Форкс обеспечивали семьдесят противоракет атмосферного перехвата. Из них двенадцать единиц прикрывали РЛС и станции наведения противоракетного комплекса. В 1976 году их также вывели из эксплуатации и законсервировали. В 80-е годы противоракеты «Спринт» без ядерных боеголовок использовались в экспериментах по программе СОИ.
Основной причиной отказа американцами от противоракет в середине 70-х была их сомнительная боевая эффективность при весьма значительных эксплуатационных расходах. Кроме того, защита районов развертывания баллистических ракет к тому моменту уже не имела особого смысла, так как около половины американского ядерного потенциала приходилась на баллистические ракеты атомных подводных лодок, вёдших боевое патрулирование в океане.
Атомные ракетные подводные лодки, рассредоточенные под водой на значительном удалении от границ СССР, были защищены от внезапной атаки лучше, чем стационарные шахты баллистических ракет. Время постановки на вооружение системы «Сэйфгард» совпало с началом перевооружения американских ПЛАРБ на БРПЛ UGM-73 Poseidon с РГЧ ИН. В перспективе же ожидалось принятие на вооружение БРПЛ «Trident» с межконтинентальной дальностью, которые можно было запускать из любых точек мирового океана. С учётом данных обстоятельств противоракетная оборона одного района развёртывания МБР, обеспечиваемая системой «Сэйфгард», представлялась слишком дорогим удовольствием.
Тем не менее, стоит признать, что американцам к началу 70-х удалось достигнуть значительных успехов в области создания как системы ПРО в целом, так и отдельных её компонентов. В США были созданы твердотопливные ракеты с очень высокими разгонными характеристиками и приемлемыми эксплуатационными качествами. Наработки в области создания мощных РЛС с большой дальностью обнаружения и высокопроизводительных компьютеров стали отправной точкой при создании других радиолокационных станций и автоматизированных систем вооружения.
Одновременно с разработкой противоракетных систем в 50-70-е годы велась работа по созданию новых радиолокаторов предупреждения о ракетном нападении. Одной из первых стала загоризонтная РЛС AN / FPS-17 с дальностью обнаружения 1600 км. Станции этого типа были построены в первой половине 60-х на Аляске, в Техасе и в Турции. Если радары, расположенные на территории США, возводились для оповещения о ракетном нападении, то РЛС AN / FPS-17 в местечке Диярбакыр на юго-востоке Турции предназначалась для слежения за испытательными пусками ракет на советском полигоне Капустин Яр.

РЛС AN / FPS-17 в Турции.

В 1962 году на Аляске недалеко от авиабазы Клир начала функционировать РЛС обнаружения системы раннего ракетного предупреждения AN / FPS-50, в 1965 году к ней добавилась РЛС сопровождения AN / FPS-92. РЛС обнаружения AN / FPS-50 состоит из трех антенн и связанного с ними оборудования, осуществляющего мониторинг трех секторов. Каждая из трёх антенн контролирует сектор 40 градусов и может обнаруживать объекты в космосе на дальности до 5000 км. Одна антенна РЛС AN / FPS-50 занимает площадь, равную футбольному полю. Параболическая антенна РЛС AN / FPS-92 представляет собой 26-метровую тарелку, упрятанную в радиопрозрачный купол высотой 43 метра.

РЛС AN / FPS-50 и AN / FPS-92.

Радиолокационный комплекс на авиабазе Клир в составе РЛС AN / FPS-50 и AN / FPS-92 находился в эксплуатации до февраля 2002 года. После чего был заменён на Аляске РЛС с ФАР AN / FPS-120. Несмотря на то, что старый радиолокационный комплекс официально не функционирует уже 14 лет, его антенны и инфраструктура до сих пор не демонтированы.
В конце 60-х после появления в составе ВМФ СССР стратегических подводных ракетоносцев вдоль атлантического и тихоокеанского побережья США началось возведение РЛС фиксации ракетных пусков с поверхности океана. Система обнаружения была введена в эксплуатацию в 1971 году. В её состав вошли 8 радиолокаторов AN / FSS-7 с дальностью обнаружения более 1500 км.

РЛС AN / FSS — 7.

Станция предупреждения о ракетном нападении AN / FSS-7 базировалась на РЛС обзора воздушной обстановки AN/FPS-26 . Несмотря на почтенный возраст, несколько модернизированных РЛС AN / FSS-7 на территории США эксплуатируются до сих пор.

Cпутниковый снимок Google Earth: РЛС AN / FSS-7.

В 1971 году в Великобритании на мысе Орфорднесс была построена загоризонтная станция AN / FPS-95 Cobra Mist с проектной дальностью обнаружения до 5000 км. Первоначально строительство РЛС AN / FPS-95 предполагалось на территории Турции. Но после Карибского кризиса турки не желали быть в числе приоритетных целей для советского ядерного удара. Опытная эксплуатация РЛС AN / FPS-95 Cobra Mist в Великобритании продолжалась до 1973 года. В связи с неудовлетворительной помехозащищённостью она была выведена из эксплуатации, и от строительства РЛС данного типа в дальнейшем отказались. В настоящее время здания и сооружения несостоявшейся американской РЛС используются британской вещательной корпорацией Би-би-си для размещения радиопередающего центра.
Более жизнеспособным оказалось семейство дальних загоризонтных РЛС с ФАР, первой из которых была AN / FPS-108. Станция такого типа была построена на острове Шемия, недалеко от Аляски.

РЛС AN / FPS-108 на острове Шемия.

Остров Шемия в гряде Алеутских островов был выбран местом строительства загоризонтной РЛС не случайно. Отсюда было очень удобно собирать разведывательную информацию об испытаниях советских МБР, и отслеживать боевые блоки испытываемых ракет, падающие на мишенное поле полигона Кура на Камчатке. С момента ввода в строй станция на острове Шемия неоднократно модернизировалась. В настоящее время она используется в интересах Агентства по противоракетной обороне США.
В 1980 году была развёрнута первая РЛС AN / FPS-115. Эта станция с активной фазированной антенной решеткой предназначена для обнаружения баллистических ракет наземного и морского базирования и расчёта их траекторий на дальности более 5000 км. Высота станции составляет 32 метра. Излучающие антенны размещены на двух 30-метровых плоскостях с наклоном 20 градусов вверх, что даёт возможность сканирования лучом в пределах от 3 до 85 градусов над горизонтом.

РЛС AN / FPS-115.

В дальнейшем радары предупреждения о ракетном нападении AN / FPS-115 стали базой, на которой создавались более совершенные станции: AN / FPS-120, AN / FPS-123, AN / FPS-126, AN / FPS-132, являющиеся в настоящее время основой американской системы предупреждения о ракетном нападении и ключевым элементом строящейся системы национальной ПРО.
Продолжение:Система ПРО США. Часть 2-я.
Tags: ПРОТИВОСТОЯНИЕ., СССР vs США
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments