navy_chf (navy_chf) wrote,
navy_chf
navy_chf

Система ПРО США. Часть 3-я.

Начало:Часть 1-я.
,Часть 2-я.

После отказа от рейгановских «Звёздных войн» исследования в области перспективных систем противоракетной обороны в США не прекратились. Одним из наиболее необычных и интересных проектов, реализация которого дошла до стадии строительства опытных образцов, стал противоракетный лазер на авиационной платформе. Работы по этой теме начались ещё в 70-е годы и в стадию практической реализации вступили практически одновременно с провозглашением «Стратегической оборонной инициативы».

Авиационная лазерная платформа, известная как NKC-135А, была создана путём переоборудования самолёта-заправщика КС-135 (вариант пассажирского Boeing-707). Переделке подверглись две машины, лазер устанавливался только на одной из них. «Безоружный» самолёт NC-135W использовался для отработки аппаратуры обнаружения и сопровождения стартующих МБР.
С целью увеличения внутреннего пространства фюзеляж самолёта NKC-135А удлинили на три метра, после чего установили СО ² - лазер мощностью 0,5 МВт и массой 10 т, системы прицеливания, сопровождения цели и управления огнем. Предполагалось, что самолёт с боевым лазером на борту будет патрулировать в районе запуска баллистических ракет и поражать их на активном участке полета вскоре после старта. Ряд испытательных стрельб по ракетам-мишеням в 1982 году окончился неудачей, что потребовало доработки лазера и системы управления.

NKC-135А.

26 июля 1983 состоялись первые успешные стрельбы, с помощью лазера удалось уничтожить пять ракет AIM-9 «Sidewinder». Конечно, это были не МБР, но данный успех продемонстрировал работоспособность системы в принципе. 26 сентября 1983 года лазером с борта NKC-135 ALL сбили БПЛА BQM-34A. Беспилотник упал после того, как лазерный луч прожег обшивку и вывел из строя его систему управления. Испытания продлились до ноября 1983 года. Они продемонстрировали, что в «тепличных» условиях лазер способен уничтожать цели на дальности около 5 км, но для борьбы с МБР данный вариант абсолютно непригоден. Позже американские военные неоднократно заявляли, что данная летающая платформа рассматривалась исключительно как «демонстратор технологии» и экспериментальная модель.
В 1991 году в ходе боевых действий на Ближнем востоке американская зенитно-ракетная система MIM-104 «Patriot» при борьбе с иракскими ОТР Р-17Э и «Эль-Хусейн» продемонстрировала не слишком высокую эффективность. Тут-то в очередной раз и вспомнили про летающие лазерные платформы, с помощью которых в условиях господства в воздухе авиации ВВС США можно было поражать стартующие баллистические ракеты. Программа, получившая наименование ABL ( англ. Airborne Laser –«Авиационный бортовой лазер»), официально стартовала в середине 90-х. Целью программы было создание авиационного лазерного комплекса, способного бороться с баллистическими ракетами малой дальности на театре военных действий. Предполагалось, что лазерные перехватчики с дальностью поражения цели – 250 км, летая на высоте 12 км, будут нести боевое дежурство на удалении 120 -150 км от зоны вероятных пусков. При этом их будут сопровождать самолеты охранения, радиоэлектронной борьбы и заправщики.

YAL-1A.

Изначально в качестве носителя боевого лазера предусматривалось использовать хорошо себя зарекомендовавший заправщик КС-135А, но после остановились на более грузоподъёмной модели. В качестве платформы был выбран широкофюзеляжный пассажирский Boeing 747-400F, при этом самолёт подвергся серьёзной переделке. Основные и наиболее заметные изменения произошли с носовой частью авиалайнера, здесь была смонтирована вращающаяся турель весом семь тонн с главным зеркалом боевого лазера и многочисленными оптическими системами. Хвостовая часть фюзеляжа также подверглась значительным изменениям, в ней установили энергетические модули лазерной установки. Чтобы нижняя обшивка фюзеляжа могла выдержать выбросы горячих и агрессивных газов после лазерных выстрелов, часть её пришлось заменить титановыми панелями. Полностью была переделана внутренняя компоновка грузовой кабины. Для своевременного обнаружения стартовавших ракет самолет получил шесть инфракрасных сенсоров, а для увеличения времени патрулирования - систему дозаправки в воздухе.

Компоновка YAL-1A.

Самолет, получивший обозначение YAL-1A, впервые поднялся в воздух 18 июля 2002 года. Программой с первоначальным бюджетом 2,5 млрд долларов было предусмотрено создание двух прототипов для проведения испытаний и отработки систем вооружения, а также пяти боевых лазерных платформ на базе Boeing-747. При выборе типа основного вооружения разработчики исходили из максимальной энергоэффективности лазерной установки. Первоначально планировалось использовать фтороводородный лазер, но это было связано с рядом трудностей. В этом случае на борту самолёта требовалось разместить емкости с фтором, который является одним из наиболее химически активных и агрессивных элементов. Так в атмосфере фтора вода горит жарким пламенем, с освобождением свободного кислорода. Это делало бы процесс заправки и подготовки лазера к применению крайне опасной процедурой, требующей использования специальных защитных скафандров. По информации Минобороны США, на самолёте установили мегаватный лазер, работающий на жидком кислороде и мелкодисперсном порошкообразном йоде. Помимо основного мощного боевого лазера имеется ещё ряд лазерных систем, предназначенных для измерения расстояния, целеуказания и сопровождения цели.
Испытания лазерной системы ПРО, размещённой на борту Boeing-747, начались в марте 2007 года, первоначально отрабатывались системы обнаружения и сопровождения целей. 3 февраля 2010 года состоялась первая успешная стрельба по реальной цели, тогда была уничтожена мишень, имитировавшая баллистическую твердотопливную ракету. В феврале прошли стрельбы по твердотопливным и жидкостным ракетам на активном участке траектории. Испытания показали, что самолёт YAL-1A с лазерной пушкой на борту можно также использовать для уничтожения авиации противника. Однако это было возможно только на большой высоте, где концентрация пыли и водяных паров в атмосфере минимальна. Потенциально с помощью летающей лазерной платформы можно было уничтожать или ослеплять низкоорбитальные спутники, но до испытаний дело не дошло.
После оценки полученных результатов специалисты пришли к неутешительному выводу, что при очень существенных эксплуатационных расходах система может быть эффективна против стартующих ракет на относительно небольшой дальности, при этом сам «летающий лазер», находящийся недалеко от линии боевого соприкосновения, является достаточно уязвимым для зенитных ракет и истребителей противника. И для его охраны требуется выделять значительный наряд истребителей и самолётов РЭБ. Кроме того, для непрерывного дежурства в воздухе сил прикрытия, необходимы дополнительные самолёты заправщики, всё это удорожало и без того очень затратный проект.
В 2010 году на программу лазерного перехватчика было израсходовано более 3 млрд долларов, а полная стоимость развёртывания системы оценивалась в 13 млрд долларов. В связи с чрезмерной стоимостью и ограниченной эффективность было решено отказаться от продолжения работ и дальше вести испытания одного самолёта YAL-1A как демонстратора технологий.

Снимок Google earth: самолёт YAL-1A на базе хранения Дэвис-Монтан.

После израсходования 5 млрд долларов программа была окончательно закрыта в 2011 году. 12 февраля 2012 года самолёт последний раз поднялся в воздух с ВПП авиабазы Эдвардс, отправившись на базу хранения авиационной техники Дэвис-Монтан в штате Аризона. Здесь с самолёта были демонтированы двигатели и некоторое оборудование.
В настоящее время в США ведутся исследования по созданию летающих лазерных перехватчиков ПРО на базе тяжелых беспилотных летательных аппаратов. По мнению разработчиков и военных, их эксплуатационные затраты должны быть в разы меньше по сравнению тяжелыми пилотируемыми платформами на базе Boeing 747. Кроме того, относительно недорогие беспилотники смогут действовать ближе к линии фронта, а их потеря не будет столь критичной.
Ещё на этапе разработки зенитно-ракетного комплекса MIM-104 «Patriot» он рассматривался как средство борьбы с баллистическими ракетами малого радиуса действия. В 1991 году ЗРК «Пэтриот» использовался для отражения ударов иракских ОТР. При этом по одному иракскому «Скаду» приходилось запускать несколько ЗУР. И даже в этом случае при приемлемой точности наведения зенитных ракет не происходило 100% поражения БЧ ОТР Р-17. Зенитные ракеты комплексов «Patriot» PAC-1 и PAC-2, разработанные для поражения аэродинамических целей, имели недостаточное поражающее действие осколочных БЧ при применении против баллистических ракет.

По результатам боевого применения, наряду с разработкой усовершенствованного варианта «Patriot» PAC-3, принятого на вооружение в 2001 году, была создана противоракета с кинетической вольфрамовой боевой частью ERINT (англ. Extended Range Interceptor – «Перехватчик ближней зоны»). Она способна бороться с баллистическими ракетами с дальностью пуска до 1000 км, в том числе снаряженными химическими боевыми частями.

Буксируемая пусковая установка с противоракетами ERINT.

В ракете ERINT вместе с инерциальной системой наведения используется активная радиолокационная головка наведения миллиметрового диапазона. Перед включением ГСН осуществляется сброс кожуха носового обтекателя ракеты, и антенна РЛС наводится на центр пространства, занимаемого целью. На завершающем этапе полёта ракеты её управление происходит посредством включения миниатюрных импульсных рулевых двигателей, расположенных в передней части. Наведение противоракеты и точное поражение кинетической боевой частью весом 73 кг отсека с боеголовкой происходит благодаря формированию чёткого радиолокационного профиля атакуемой баллистической ракеты с определением точки прицеливания.

Момент перехвата боеголовки противоракетой ERINT во время испытательных пусков.

По замыслу американских военных, противоракеты ERINT должны добивать пропущенные другими средствами ПРО тактические и оперативно-тактические баллистические ракеты. С этим связана относительно небольшая дальность пуска – 25 км и потолок – 20 км. Небольшие размеры ERINT – длина 5010 мм и диаметр - 254 мм позволяют в габаритах стандартного транспортно-пускового контейнера поместить четыре противоракеты. Наличие в боекомплекте противоракет с кинетической БЧ позволяет существенно повысить возможности ЗРК Patriot РАС-3. Планируется сочетать пусковые установки с ракетами МIМ-104 и ERINT, что увеличивает огневую мощь батареи на 75%. Но это не делает «Пэтриот» эффективной противоракетной системой, а лишь несколько увеличивает возможности по перехвату баллистических целей в ближней зоне.
Наряду с совершенствованием ЗРК «Пэтриот» и разработкой для него специализированной противоракеты, в США в начале 90-х, ещё до выхода США из договора по ПРО, на полигоне Уайт-Сендз в штате Нью-Мексико начались лётные испытания опытных образцов противоракет нового противоракетного комплекса, получившего обозначение THAAD (англ. Terminal High Altitude Area Defense —«Противоракетный подвижный комплекс наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности»). Перед разработчиками комплекса стояла задача создать ракету-перехватчик, которая могла бы эффективно поражать баллистические цели с дальностью полета до 3500 км. При этом зона поражения THAAD должна была составить до 200 км и на высотах от 40 до 150 км.
Противоракета комплекса THAAD оснащена неохлаждаемой ИК ГСН и инерционно-радиокомандной системой управления. Так же как и для ERINT, принята концепция уничтожения цели прямым кинетическим ударом. Противоракета THAAD при длине 6,17 м - весит 900 кг. Одноступенчатый двигатель разгоняет противоракету до скорости 2,8 км /с. Запуск осуществляется отделяемым стартовым ускорителем.

Запуск противоракеты THAAD.

Система ПРО THAAD должна составлять первый рубеж зональной противоракетной обороны. Характеристики системы позволяют осуществлять последовательный обстрел одной баллистической ракеты двумя противоракетами по принципу «пуск - оценка –пуск». Это означает, что в случае промаха первой противоракеты будет осуществлён пуск второй. В случае промаха THAAD в действие должен вступать ЗРК «Пэтриот», на который от РЛС GBR будут поступать данные о траектории полёта и скоростных параметрах прорвавшейся баллистической ракеты. По расчетам американских специалистов, вероятность поражения баллистической ракеты двуэшелонной системой ПРО, состоящей из THAAD и ERINTдолжна составлять не менее 0,96.
В состав батареи THAAD входит четыре основных компонента: 3-4 самоходных ПУ с восемью противоракетами, транспортно-заряжающие машины, мобильный обзорный радиолокатор (AN / TPY-2) и пункт управления огнём. По мере накопления опыта эксплуатации и по результатам контрольно-учебных стрельб комплекс подвергается доработкам и модернизации. Так, производимые сейчас СПУ THAAD по внешнему виду серьёзно отличаются от ранних моделей, проходивших испытания в 2000-е годы.

Самоходная пусковая установка комплекса THAAD.

В июне 2009 года, после окончания испытаний на Тихоокеанском ракетном полигоне «Баркинг Сэндз» была сдана в опытно-боевую эксплуатацию первая батарея THAAD. В настоящий момент известно о поставках пяти батарей этого противоракетного комплекса.

Снимок Google earth: THAAD в Форт Блисс.

Кроме Министерства обороны США приобрести комплекс THAAD выразили желание Катар, ОАЭ, Южной Корея и Япония. Стоимость одного комплекса составляет - $2,3 млрд. В настоящий момент одна батарея несёт боевое дежурство на острове Гуам, прикрывая американскую военно-морскую базу и аэродром стратегической авиации от возможных ударов северокорейских баллистических ракет. Постоянным местом дислокации остальных батарей THAAD является Форт Блисс, штат Техас.
Договор 1972 года запрещал развертывание систем противоракетной обороны, но не их разработку, чем собственно и воспользовались американцы. Комплексы THAAD и Patriot РАС-3 с противоракетой ERINT, по сути, являются системами противоракетной обороны ближнего рубежа и в основном предназначены для защиты войск от ударов баллистическими ракетами с дальностью пуска до 1000 км. Разработка системы противоракетной обороны территории США от межконтинентальных баллистических ракет началась в начале 90-х, эти работы обосновывались необходимостью защиты от ядерного шантажа «стран-изгоев».
Новый комплекс противоракетной обороны стационарного базирования получил наименование GBMD (англ. Ground-Based Midcourse Defense – «Наземная оборона на маршевом участке»). Эта система во многом базируется на технических решениях, отработанных при создании ранних противоракетных комплексов. В отличие от THAAD и «Patriot», имеющих собственные средства обнаружения и целеуказания, работоспособность GBMD напрямую зависит от станций СПРН.
Первоначально комплекс назывался NVD (англ. National Missile Defense – «Национальная противоракетная оборона», он предназначался для перехвата боеголовок МБР за пределами атмосферы на основном участке траектории. В 2002 году, после интеграции в программу системы ПРО на базе корабельной БИУС «Иджис», комплекс получил наименование Ground-Based Midcourse Defense (GBMD). Испытания противоракетного комплекса GBMD начались в июле 1997 года на атолле Кваджалейн.

Так как боевые блоки МБР имеют более высокую скорость по сравнению с ОТР и БРСД, для эффективной защиты прикрываемой территории необходимо обеспечить поражение боевых блоков на среднем участке траектории, проходящем в космическом пространстве. Для уничтожения боеголовок МБР был выбран метод кинетического перехвата. Прежде все разрабатывавшиеся и принятые на вооружение американские и советские системы ПРО, осуществлявшие перехват в космосе, использовали противоракеты с ядерными боевыми частями. Это позволяло добиться приемлемой вероятности поражения цели при значительной погрешности в наведении. Однако при ядерном взрыве в космическом пространстве образуются не проницаемые для излучения радиолокаторов «мёртвые зоны». Данное обстоятельство не позволяет осуществлять обнаружение, сопровождение и обстрел других целей.
При столкновении тяжелой металлической болванки противоракеты с ядерной боеголовкой МБР происходит гарантированное уничтожение последней, без образования не просматриваемых «мёртвых зон», что позволяет производить последовательный перехват других боевых блоков баллистических ракет. Но такой метод борьбы с МБР требует очень точного наведения на цель. В связи с этим испытания комплекса GBMD шли с большими трудностями и потребовали значительных доработок, как самих противоракет, так и системы их наведения.

Старт из шахты раннего образца противоракеты GBI.

Известно, что первые варианты противоракет GBI (англ. Ground-Based Interceptor - разрабатывались на базе второй и третьей ступеней, снятых с вооружения МБР «Минитмэн-2». Прототип представлял собой трехступенчатую ракету-перехватчик длиной 16,8 м, диаметром 1,27 м и стартовой массой 13 т. Максимальная дальность стрельбы 5000 км.
Согласно данным, опубликованным в американских СМИ, на втором этапе испытаний работы велись уже со специально созданной противоракетой GBI- EKV. По разным данным, её стартовая масса составляет 12-15 тонн. Противоракета GBI выводит в космос перехватчик EKV (англ. Exoatmospheric Kill Vehicle – «Внеатмосферная машина-убийца») со скоростью 8,3 км в секунду. Кинетический космический перехватчик EKV весит около 70 кг, он оснащен инфракрасной системой наведения, собственным двигателем и рассчитан на прямое попадание в боеголовку. При столкновении боеголовки МБР и перехватчика EKV их суммарная скорость составляет около 15 км/сек. Известно о разработке ещё более совершенной модели космического перехватчика MKV (англ. Мiniature Кill Vehicle – «миниатюрная машина-убийца») массой всего 5 кг. Предполагается, что противоракета GBI будет нести более десятка перехватчиков, что должно резко повысить возможности противоракетной системы.
В настоящий момент ведётся доводка противоракет GBI. Только за последние несколько лет агентство ПРО потратило более $2 млрд на устранение проблем в системе управления космическим перехватчиком. В конце января 2016 года состоялось успешное испытание модернизированной противоракеты.
Противоракета GBI, стартовавшая из ШПУ на базе «Ванденберг», успешно поразила условную цель, запущенную из района Гавайских островов. Как сообщается, баллистическая ракета, выступавшая в качестве условной цели, помимо инертной боеголовки была снаряжена ложными целями и средствами для создания помех.
Развёртывание противоракетного комплекса GBMD началось в 2005 году. Первые противоракеты были размещены в шахтах на военной базе Форт Грили. Согласно американским данным за 2014 год, на Аляске было размещено 26 противоракет GBI. Однако на спутниковых снимках Форт Грили можно наблюдать 40 ШПУ.

Снимок Google earth: ШПУ противоракет GBI в Форт Грили, Аляска.

Некоторое количество противоракет GBI развёрнуто на авиабазе «Ванденберг» в Калифорнии. В дальнейшем для размещения комплекса GBMD на западном побережье США планируется использовать переоборудованные шахтные пусковые установки МБР «Минитмэн-3». В 2017 году количество противоракет здесь планируется довести до 15 единиц.

Снимок Google earth: ШПУ противоракет GBI на авиабазе «Ванденберг».

После северокорейских испытаний ракеты-носителя Ынха-3 в конце 2012 года было принято решение о создании третьего района базирования противоракет GBI на территории США. Сообщается, что общее число противоракет, несущих боевое дежурство в пяти позиционных районах, может достигнуть сотни. По мнению американского военно-политического руководства, это позволит прикрыть всю территорию страны от ограниченных по масштабам ракетных ударов.
Одновременно с размещением комплексов GBMD на Аляске планировалось создание позиций в Восточной Европе. Переговоры об этом велись с руководством Румынии, Польши и Чехии. Однако в последствии здесь решили развернуть систему ПРО на базе Aegis Ashore.
В 90-е годы специалисты ВМФ США для создания противоракетной системы предложили использовать возможности корабельной многофункциональной боевой информационно-управляющая системы (БИУС) Aegis. Потенциально, радиолокационные средства и вычислительный комплекс системы Aegis могли решать такую задачу. Название системы «Иджис» (англ. Aegis — «Эгида») - означает мифический неуязвимый щит Зевса и Афины.
Американская БИУС Aegis представляет собой интегрированную сеть корабельных средств освещения воздушной обстановки, средств поражения, таких как ЗУР Standard missile 2 (SM-2) и более современных Standard missile 3 (SM-3). В состав системы входят также средства автоматизированных подсистем боевого управления. БИУС Aegis способна принимать и обрабатывать радиолокационную информацию с других кораблей и летательных аппаратов соединения и выдавать целеуказание для их зенитных комплексов.
Первый корабль, получивший систему Aegis - ракетный крейсер USS Ticonderoga (CG-47), вошел в состав ВМС США 23 января 1983 года. К настоящему времени системой «Иджис» оборудовано более 100 кораблей, помимо ВМС США её используют ВМС Испании, Норвегии, Республики Корея и Морские силы самообороны Японии.
Основным элементом системы «Иджис» является РЛС с ФАР AN/SPY-1 со средней излучаемой мощностью 32—58 кВт и пиковой мощностью 4—6 МВт. Она способна осуществлять автоматический поиск, обнаружение, сопровождение 250—300 целей и наведение на них до 18 зенитных ракет. Причём, всё это может происходить в автоматическом режиме. Дальность обнаружения высотных целей составляет примерно 320 км.
Первоначально отработка уничтожения баллистических ракет шла с использованием ЗУР SM-2. Эта твердотопливная ракета разработана на базе корабельной ЗУР RIM-66. Главным отличием стало внедрение программируемого автопилота, который управлял полётом ракеты на основном участке траектории. Зенитная ракета нуждается в подсветке цели лучом радара только для точного наведения при выходе в район цели. За счет этого удалось повысить помехозащищённость и скорострельность зенитного комплекса.
Наиболее приспособленной для задач ПРО в семействе SM-2 является RIM-156B. Эта противоракета оснащена новой комбинированной радиолокационной/инфракрасной ГСН, чем обеспечивается улучшение возможностей селекции ложных целей и загоризонтной стрельбы. Ракета массой около 1500 кг и длиной 7,9 м. имеет дальность пуска до 170 км и потолок – 24 км. Поражение цели обеспечивается осколочной БЧ массой 115 кг. Скорость полёта ракеты – 1200 м/с. Запуск ракет осуществляется подпалубной ПУ вертикального старта.
В отличие от противосамолётных ЗУР семейства SM-2 ракета RIM-161 Standard Missile 3 (SM-3) изначально создавалась для борьбы с баллистическими ракетами. Противоракета SM-3 оснащена кинетической боевой частью с собственным двигателем и матричной охлаждаемой ИК ГСН.

В начале 2000-х данные ракеты проходили испытания на Противоракетном полигоне имени Рональда Рейгана в районе атолла Кваджалейн. В ходе испытательных пусков, проходивших в 2001-2008 годах, противоракетами, запущенными с боевых кораблей, оборудованных БИУС «Иджис», удалось поразить прямым попаданием несколько имитаторов МБР. Перехват проходил на высотах 130-240 км. Начало испытаний совпало с выходом США из договора по ПРО.
Противоракеты SM-3 размещаются на крейсерах типа «Тикондерога» и эсминцах «Арли Бёрк», оснащённых системой AEGIS в стандартной универсальной пусковой ячейке Mk-41. Кроме того, ими планируется вооружать японские эсминцы типа «Атаго» и «Конго».
Поиск и сопровождение целей в верхних слоях атмосферы и в космическом пространстве происходит с помощью модернизированного корабельного радара AN/SPY-1. После обнаружения цели данные передаются системе «Иджис», которая вырабатывает огневое решение и дает команду на старт ракеты-перехватчика. Противоракета запускается из ячейки с помощью твердотопливного стартового ускорителя. После завершения работы ускорителя он сбрасывается, и запускается двухрежимный твердотопливный двигатель второй ступени, который обеспечивает подъём ракеты через плотные слои атмосферы и вывод её на границу безвоздушного пространства. Сразу же после старта ракетой устанавливается двусторонний канал цифровой связи с кораблём-носителем, по этому каналу происходит непрерывная корректировка траектории полёта. Определение текущего положения запущенной противоракеты происходит с высокой точностью при помощи системы GPS. После отработки и сброса второй ступени в дело вступает импульсный двигатель третьей ступени. Он еще дополнительно разгоняет противоракету и выводит её на встречную траекторию для поражения цели. На конечной фазе полёта кинетический заатмосферный перехватчик начинает самостоятельный поиск цели с помощью собственной инфракрасной головки самонаведения, с матрицей, работающей в длинноволновом диапазоне, способной «видеть» цели на дальности до 300 км. При столкновении с целью энергия удара перехватчика составляет более 100 мегаджоулей, что примерно эквивалентно детонации 30 кг тротила, и является вполне достаточным для уничтожения боеголовки баллистической ракеты.

Не так давно появилась информация о наиболее современной боевой части кинетического действия KW (англ. KineticWarhead –Кинетическая боеголовка) весом около 25 кг с собственным твердотопливным импульсным двигателем и тепловизионной головкой самонаведения.

Эволюция модификаций SM-3.

Согласно сведениям, опубликованным в открытых источниках, наиболее продвинутая на сегодняшний день модификация Aegis BMD 5.0.1. с ракетами SM-3 Block IA/IB — 2016 год — обладает способностью бороться с ракетами с дальностью полёта до 5500 км. Возможности по борьбе с боевыми блоками МБР с большей дальностью пуска являются ограниченными.
Кроме противодействия МБР, противоракеты SM-3 способны бороться со спутниками на низких орбитах, что было продемонстрировано 21 февраля 2008 года. Тогда противоракета, запущенная с борта крейсера «Lake Erie», находящегося в водах Тихоокеанского полигона «Баркинг Сэндз», поразила прямым попаданием аварийный разведывательный спутник USA-193, находящийся на высоте 247 километров, двигающийся со скоростью 7,6 км/с.
Согласно американским планам, противоракетной системой «Иджис» будет оснащено 62 эсминца и 22 крейсера. Количество противоракет SM-3 на боевых кораблях ВМС США в 2015 году должно было составлять 436 единиц. К 2020 году их число увеличится до 515 единиц. Предполагается, что американские боевые корабли с противоракетами SM-3 будут преимущественно нести боевое дежурство в тихоокеанской зоне. Западноевропейское направление должно быть прикрыто благодаря развертыванию наземной системы Aegis Ashore в Румынии, Польше и Чехии.
Американские представители неоднократно заявляли, что развёртывание противоракетных систем вблизи границ России не представляет угрозы для безопасности нашей страны и нацелено лишь на отражение гипотетических ударов иранских и северокорейских баллистических ракет. Однако сложно себе представить, что иранские и северокорейские баллистические ракеты полетят в сторону европейских столиц, когда рядом с этими странами имеется множество американских военных баз, являющихся гораздо более значимыми и удобными целями.
В данный момент система ПРО Aegis с существующими перехватчиками SM-3 действительно не способна предотвратить массированный удар состоящих на вооружении российских МБР. Однако известно о планах кардинального повышения боевых характеристик противоракет семейства SM-3.

Фактически противоракета SM-3 IIA по сравнению с предыдущими модификациями SM-3 IA/IB представляет собой новое изделие. Согласно информации компании производителя Raytheon, корпус ракеты станет существенно легче и, несмотря на дополнительный объем топлива в расширенной маршевой ступени, её стартовая масса несколько уменьшиться. Насколько это соответствует действительности, сказать трудно, но уже сейчас ясно, что дальность действия противоракет новой модификации существенно возрастёт, как и увеличатся возможности по борьбе с МБР. К тому же в ближайшем будущем в подпалубных пусковых установках противосамолётные ракеты SM-2 планируется заменить новыми SM-6, которые также будут обладать расширенными противоракетными возможностями.
После принятия на вооружение новых противоракет и размещения их на боевых кораблях и в стационарных пусковых установках в Европе они уже могут представлять реальную угрозу для наших стратегических ядерных сил. Согласно договорам о сокращении стратегических вооружений, США и РФ взаимно сократили количество ядерных боеголовок и носителей в несколько раз. Воспользовавшись этим, американская сторона попыталась получить одностороннее преимущество, начав разработку систем глобальной противоракетной обороны. В этих условиях нашей стране, дабы сохранить возможность нанесения гарантированного удара по агрессору, неизбежно придётся модернизировать свои МБР и БРПЛ. Обещанное размещение комплексов «Искандер» в Калининградской области является скорей политическим жестом, поскольку в силу ограниченной дальности пуска ОТРК не решит проблему поражения всех американских пусковых установок противоракет в Европе.
Вероятно, одним из путей противодействия может стать внедрение режима «случайного рыскания боевых блоков», на высоте, где возможен перехват, что затруднит их поражение кинетическим ударом. Также возможна установка на боеголовки МБР оптических датчиков, которые смогут фиксировать приближающиеся кинетические перехватчики и превентивно подрывать боеголовки в космосе с целью создания «слепых зон» для американских радиолокаторов. Свою роль должна также сыграть новая тяжелая российская МБР «Сармат» (РС-28), способная нести до 10 боевых блоков и значительное количество ложных целей и других средств прорыва ПРО. По заявлению представителей российского МО, новая МБР будет оборудована маневрирующими боеголовками. Возможно, речь идёт о создании планирующих гиперзвуковых боеголовок с суборбитальной траекторией, способных осуществлять маневр по тангажу и рысканию. Кроме того, должно существенно сократиться время подготовки МБР «Сармат» к пуску.
Автор: Сергей Линник.
[Источники]Источники:
По материалам:
http://csis.org/blog/missile-defense-umbrella
http://boeing.mediaroom.com
http://www.globalsecurity.org/space/systems/erint.htm
http://www.lockheedmartin.com/us/products/thalad.htm
http://www.globalsecurity.org/space/systems/bmds.htm
http://cezarium.com/pro-ssha-chto-za-divnyj-zver-aegis-chast-iii-protivorakety-i-puskovye-ustanovki/
Источник:http://topwar.ru/.

Статьи из этой серии:
Система ПРО США. Часть 1-я.
Tags: ПРОТИВОСТОЯНИЕ., СССР vs США
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments