navy_chf (navy_chf) wrote,
navy_chf
navy_chf

Рейдерский поход «Корморана». Австралийский поединок.


Фрегаттен-капитан Теодор Детмерс в раздумье опустил бинокль. Их враг – сильный, быстрый и смертельно опасный – неспешно вспарывал острым форштевнем тихоокеанские волны в каких-то полутора километрах от его корабля. Уверенный в своих силах, противник беспечно сблизился с тем, кого командир австралийского крейсера «Сидней» принял за безобидного голландского торгаша «Страат Малакка». Крейсер настойчиво и требовательно замигал прожектором: «Покажите ваш секретный позывной». Запас уловок и хитростей закончился. Слово было за пушками.
Из сухогруза в рейдеры.

Потерявшей в результате Первой мировой войны и последовавшего за ней Версальского мирного договора почти весь торговый флот, Германии пришлось его отстраивать заново. К началу Второй мировой немецкий торговый флот достигал 4,5 млн. брутто-тонн и был относительно молодым – большое количество кораблей и судов было построено в 30-е годы. Благодаря широкому применению двигателей Дизеля, немцам удалось создать корабли с большой дальностью плаванья и автономностью. 15 сентября 1938 года в Киле со стапелей верфи «Германиенверфт», принадлежавшей концерну Круппа, на воду был спущен теплоход «Штирмарк». Он и однотипный «Остмарк» строились по заказу компании «HAPAG» для длительных коммерческих перевозок. «Штирмарк» был крупным судном водоизмещением в 19 тыс. тонн, оснащенным дизельными двигателями суммарной мощностью в 16 тыс. л.с.
Кораблю не удалось начать карьеру мирного сухогруза. Готовность достроенного «Штирмарка» совпала с обострением политической обстановки в Европе и началом войны. Военно-морское ведомство имело виды на вместительный корабль с большой дальностью плавания и мобилизовало его. Вначале его думали использовать как транспорт, но потом «Штирмарку» нашли более эффективное применение. Было принято решение переоборудовать его во вспомогательный крейсер, благо всеми данными для этой роли он обладал. Новейший сухогруз получил индекс «вспомогательное судно 41». Вскоре «судно 41» было переведено в Гамбург, на завод «Дойче верт», где заняло освободившееся место после вспомогательного крейсера «Тор». Во всей сопутствующей документации будущий рейдер стал обозначаться как «вспомогательный крейсер №8» или «HSK-8».

Теодор Детмерс, командир «Корморана».

17 июля 1940 года его командиром был назначен 37-летний корветтен-капитан Теодор Детмерс. Он был самым молодым командиром вспомогательных крейсеров. Поступил на флот в возрасте 19 лет – сначала служил на старых учебных кораблях. После получения офицерского чина лейтенанта ступил на палубу крейсера «Кельн». Дальнейший путь прошел на эсминцах. В 1935 году Детмерс получил под командование старый «G-11», в 1938 г. корветтен-капитан прибыл к новому месту службы, на новейший эсминец «Герман Шёман» (Z-7). Войну он встретил, командуя этим кораблем. Вскоре «Герман Шёман» встал на ремонт, а его командир получил новое назначение на готовящийся в поход вспомогательный крейсер. «HSK-8» готовили торопливо – он не получил некоторое планирующееся для установки вооружение и оборудование. В отличие от предшественников, рейдер должен был оснащаться радаром, но из-за трудностей технического характера (аппаратура часто ломалась) от монтажа отказались. Не были установлены новые 37-мм автоматические зенитки – взяли старые. В середине сентября были успешно проведены ходовые испытания. 9 октября 1940 г. вспомогательный крейсер под названием «Корморан» официально вступил в состав кригсмарине. Позже Детмерс вспоминал, что долго не мог определиться с названием для своего корабля. В этом неожиданно ему оказал помощь Гюнтер Гумприх, будущий командир вспомогательного крейсера «Тор». Еще когда «Корморан» стоял у стенки верфи, Детмерс встретился с Руктешелем, командиром только что вернувшегося из похода «Виддера», с которым обсудил планы прорыва в Атлантику. Было решено, что «Корморан» будет прорываться через самое опасное, но и самое короткое место – Дуврский канал. Зимой Датский пролив, по мнению немцев, был забит льдами. Однако вскоре пришла радиограмма от траулера «Заксен», разведчика погоды, находившегося в этих широтах. Траулер сообщил, что льда много, однако пройти через него можно. План прорыва был изменен в пользу прохода Датским проливом.
В ноябре 1940 года рейдер перешел в Готенхафен, где производилась окончательная доводка и дооборудование. 20 ноября корабль посетил гросс-адмирал Редер и остался доволен увиденным. «Корморан» в целом был готов к походу, правда, у механиков вызывала опасения полностью не протестированная силовая установка. Для окончательного завершения всех испытаний требовалось время, а Детмерс ждать не хотел. Окончательное вооружение «Корморана» составило шесть 150-мм орудий, два 37-мм орудия и четыре одноорудийные 20-мм зенитки. Были установлены два двухтрубных 533-мм торпедных аппарата. Дополнительное вооружение включало два гидросамолета «Арадо 196» и торпедный катер типа LS-3. Пользуясь крупными размерами «Корморана», на него погрузили 360 якорных мин и 30 магнитных мин для катера. Рейдеру предписывалось действовать в Индийском океане, в африканских и австралийских водах. Резервный район – Тихий океан. В качестве дополнительного задания на «Корморан» возлагалась миссия снабдить находящиеся в южных широтах немецкие подводные лодки новыми торпедами и другими средствами снабжения. Рейдер принял в трюм 28 торпед, большое количество снарядов, медикаменты и провизию, предназначенные для передачи на субмарины.
3 декабря 1940 года окончательно подготовленный к походу «Корморан» покинул Готенхафен.
В Атлантику.
На пути к Датскому проливу рейдер встретил плохую погоду. 8 декабря он прибыл в Ставангер. 9 декабря, в последний раз пополнив запасы, вышел в море. 11 числа «Корморан» был загримирован под советский теплоход «Вячеслав Молотов», однако опасения были излишними – рейдер никто не обнаружил. Выдержав жестокий шторм, во время которого 19-тысячный корабль сильно качало, 13 декабря вспомогательный крейсер выбрался в Атлантику. Шторм утих, видимость улучшилась – и 18 декабря был замечен первый дым неизвестного судна. Однако рейдер еще не достиг своего «охотничьего» района, и незнакомец ушел безнаказанно. Вскоре командование изменило свои предписания и разрешило Детмерсу действовать незамедлительно. Рейдер двигался на юг – по расчетам механиков собственных запасов топлива при рациональном использовании должно было бы хватить не менее чем на 7 месяцев похода. Первое время «Корморану» не везло с поисками добычи: с него заметили только одни испанский сухогруз и американское судно. 29 декабря была предпринята попытка поднять в воздух самолет-разведчик, но из-за качки поплавки «Арадо» получили повреждения.
Счет был открыт, наконец, 6 января 1941 года. В качестве почина был остановлен греческий пароход «Антонис», перевозивший уголь по британскому фрахту. После соответствующих процедур, сняв команду и 7 живых овец, а также несколько пулеметов и патронов к ним, «Антонис» потопили. В следующий раз удача улыбнулась немцам 18 января. Непосредственно перед наступлением темноты с рейдера был замечен неизвестный пароход, который двигался противолодочным зигзагом. Детмерс знал, что подобные действия предписывает гражданским судам Британское адмиралтейство, – подобная инструкция была недавно захвачена рейдером «Атлантис». Сблизившись на дистанцию 4 мили, немцы вначале выпустили осветительные ракеты, а потом, когда пароход, оказавшийся танкером, не отреагировал, – открыли огонь. Британец (а уже не было никаких сомнений, что это он) передал в эфир сигнал RRR. Третий залп накрыл цель, и радио замолчало. Когда «Корморан» подошел ближе, с танкера неожиданно загрохотала пушка, успевшая сделать четыре выстрела, после чего возобновивший огонь рейдер поджег корму своей жертве. С «Бритиш Юнион» – так назывался незадачливый танкер – начали спускать шлюпки. Уцелевшая часть экипажа была спасена, а корабль отправлен на дно. Детмерс спешил поскорее покинуть район – сигнал тревоги, поднятый «Бритиш Юнион», сулил неприятные встречи. К месту гибели танкера полным ходом шел австралийский вспомогательный крейсер «Аруа», ему удалось выловить из воды еще восьмерых англичан, которые и пролили свет на произошедшие здесь события. В британских документах неизвестный пока что большой рейдер получил наименование «Рейдер G».
Командование предписало устроившему переполох Детмерсу идти на юг для встречи с кораблем снабжения «Нордмарк», передать на него все торпеды и припасы для подводных лодок, а потом направляться в Индийский океан. «Нордмарк» был фактически кораблем комплексного снабжения – его кладовыми, топливными хранилищами и каютами пользовалось большое количество немецких кораблей и судов, действовавших или проходящих через южные широты: «карманный» линкор «Адмирал Шеер», вспомогательные крейсеры, подводные лодки, блокадопрорыватели и другие суда обеспечения.
Между островами Зеленого Мыса и экватором во второй половине дня 29 января с борта «Корморана» было замечено судно, напоминающее рефрижератор. Притворившись «мирным купцом», рейдер выждал, пока судно подойдет ближе, и поднял сигнал остановиться, одновременно Детмерс приказал дать полный ход. После того как незнакомец никак не отреагировал, немцы открыли прицельный огонь на поражение. Рефрижератор выдал в эфир сигнал тревоги и остановился. С него спустили шлюпки. Судно «Африк Стар» действительно перевозило 5700 тонн мороженого мяса из Аргентины в Великобританию. Его экипаж был принят на борт, а «Африк Стар» немцы были вынуждены затопить – в результате обстрела оно получило повреждения. Рефрижератор тонул медленно, и для ускорения процесса была пущена торпеда. Поскольку жертва рейдера подняла тревогу, «Корморан» на полной скорости покинул этот район. Уже ночью сигнальщики рассмотрели силуэт, в котором было опознано торговое судно. Полученный приказ остановиться был проигнорирован, и вспомогательный крейсер открыл огонь сначала осветительными, а потом и боевыми снарядами. Противник вначале отвечал из кормовой пушки, которая, впрочем, вскоре замолчала. Пароход застопорил машины – абордажная партия обнаружила, что это британское судно «Эврилох», направляющееся с 16 разобранными тяжелыми бомбардировщиками в Египет. «Эврилох» сбился с курса и держался подальше от берега. Вражеские радиостанции гудели в эфире разъяренным потревоженным ульем, и немцам опять пришлось расходовать столь ценную торпеду для быстрой расправы над добычей.
Взяв на борт экипаж «Эврилоха», «Корморан» двинулся на рандеву с «Нордмарком» в специальном районе под названием «Андалусия». 7 февраля встреча состоялась. Компанию «Нордмарку» составляло судно-рефрижератор «Дюкеза», трофей «Адмирала Шеера». На следующий день рейдер получил 1300 тонн дизельного топлива, а с рефрижератора было отгружено 100 говяжьих туш и более 200 тысяч яиц. На «Нордмарк» было отправлено 170 пленных и почта. 9 февраля перегрузка была завершена, и «Корморан» отправился, наконец, в Индийский океан. По пути к мысу Доброй Надежды Детмерс встретился с рейдером «Пингвин», который заботливо «пас» целую трофейную китобойную флотилию. Капитан цур зее Крюдер предложил в качестве разведчика на побегушках один из китобойцев, но его коллега отказался. Трофей был недостаточно, по его мнению, быстроходен.
Плохая погода не позволила выставить минную банку у Уолфиш-Бей (Намибия). 18 февраля произошла авария в машинном отделении. Из-за поломки подшипников вышли из строя дизеля №2 и №4. Детмерс отправил срочный запрос в Берлин просьбой отправить подводной лодкой или очередным блокадопрорывателем не менее 700 кг баббита для изготовления новых вкладышей в подшипники. Ему пообещали выполнить эту просьбу как можно быстрее, поход в Индийский океан был временно отменен. Рейдеру приказывалось пока действовать в Южной Атлантике и ждать «посылку». Пока в машинном отделении специалисты из наличных запасов изготавливали новые части подшипников, 24 февраля на связь с Детмерсом вышел «Пингвин» и предложил передать 200 кг баббита. 25 февраля оба рейдера встретились – состоялся обмен необходимыми материалами и кинофильмами для развлечения команды. «Корморан» тем временем продолжал страдать от постоянных поломок в машинном отделении. Выделенных «Пингвином» запасов должно было хватить на первое время. 15 марта состоялась встреча с одной из подопечных субмарин, U-105, на которую было отгружено несколько торпед, топливо и провизия. С охотой рейдеру пока не везло.

«Корморан» дозаправляет топливом подводную лодку.

Длительный перерыв в поисках новой добычи закончился 22 марта. «Корморан» захватил небольшой английский танкер «Агнита», идущий в балласте. Судно находилось в весьма посредственном состоянии и было без сожаления потоплено. Самой ценной добычей являлась карта минных полей возле Фритауна с указанием безопасного прохода. Через три дня практически в этом же районе в 8 утра был замечен танкер, идущий в балласте в сторону Южной Америки. На требование остановиться он не отреагировал – был открыт огонь. Поскольку корабль производил впечатление нового, Детмерс приказал стрелять аккуратнее, чтобы не нанести сильных повреждений. После нескольких залпов беглец застопорил машины. Добычей рейдера стал крупный (11 тыс. тонн) танкер «Канадолайт». Корабль был почти новый, и было решено отправить его с призовой партией во Францию. Приз успешно дошел до устья Жиронды 13 апреля.
Расход топлива и провизии был достаточно обширным, и Детмерс пошел на новую встречу со снабженцем «Нордмарком». 28 марта корабли встретились, а на следующий день сюда же подтянулись две подводные лодки. Одна из них, U-105, передала на рейдер долгожданный баббит, которого, впрочем, оказалось не так много. В планах Детмерса было рандеву с еще одним судном обеспечения, «Рудольфом Альбрехтом», вышедшим 22 марта из Тенерифе. Пополнив топливо, «Корморан» 3 апреля встретился с новым снабженцем, но, к сожалению, баббита на нем не оказалось. «Рудольф Альбрехт» передал много свежих овощей, фруктов, газет-журналов, живую свинью и щенка. Попрощавшись с танкером, «Корморан» ушел на юго-восток.
9 апреля с рейдера был замечен дым за кормой – какое-то судно двигалось одним курсом с ним. Дождавшись, когда расстояние сократится, немцы сбросили маскировку. И вновь англичане игнорировали приказ остановиться и не пользоваться радио. «Корморан» открыл огонь, добившись нескольких попаданий. Сухогруз «Крафтсмэн» остановился. На его корме вспыхнул сильный пожар. Абордажной партии не удалось сразу отправить англичанина на дно – тот не желал тонуть. Все дело было в его грузе – гигантской противолодочной сети для гавани Кейптауна. И только после попадания торпеды непокорный «Крафтсмэн» затонул. На следующий день радисты рейдера приняли радиограмму, принесшую приятную новость: Детмерсу присвоили звание фрегаттен-капитана. 12 апреля немцы перехватили греческое судно «Николаос Д.Л.», груженное строевым лесом. И вновь не обошлось без стрельбы. Забрав пленных, «Корморан» всадил в жертву несколько 150-мм снарядов под ватерлинию, не считая подорванных ранее зарядов. Грек тонул медленно, но Детмерс не стал расходовать на него торпеду, полагая, что тот потонет и так.
Пришло время вновь пополнить топливо, и «Корморан» в очередной раз пошел в точку встречи с «Нордмарком». 20 апреля в океане встретилась целая группа немецких судов. Кроме «Нордмарка» и «Корморана» здесь находился еще один вспомогательный крейсер – «Атлантис» – с кораблем снабжения «Альстеруфер». Корабль Детмерса получил 300 тонн дизельного топлива и двести 150-мм снарядов с «Альстеруфера». Работу дизелей удалось более-менее нормализовать, и рейдер, наконец, получил приказ следовать в Индийский океан, куда, попрощавшись с соотечественниками, он и направился 24 апреля.
В Индийском океане.
В первых числах мая корабль обогнул мыс Доброй Надежды. Воды Индийского океана встретили «Корморан» крепким штормом, бушевавшим целых четверо суток. При следовании на север погода начала постепенно улучшаться – рейдер перекрасился, замаскировавшись под японское судно «Сакито Мару». 9 мая стало известно о гибели вспомогательного крейсера «Пингвин», после чего поступил приказ встретиться в условленном месте с кораблем снабжения «Альтсертор» и разведчиком «Пингвина» – бывшим китобойцем «Адъютант». Корабли встретились 14 мая, и к большому неудовольствию Детмерса по приказу командования ему пришлось перекачать 200 тонн топлива на «Альтсертор». Снабженец в свою очередь пополнил экипаж «Корморана» членами своей команды взамен тех, кто ушел во Францию на танкере «Канадолайт».
Затем потянулись однообразные будни. Почти месяц «Корморан» бороздил Индийский океан, не встречая целей на своем пути. 5 июня был вновь изменен камуфляж – теперь рейдер выглядел как опять же японский транспорт «Кинка Мару». Дважды отправлялся в разведывательный полет корабельный «Арадо», но оба раза безрезультатно. Один раз повстречалось ярко освященное судно, которое оказалось американским. В другой раз неизвестный пассажирский корабль вспугнули внезапно заработавшей установкой по производству дыма. Видя, что охота не идет, Детмерс решил попытать счастья в минной войне – 360 мин все еще ждали своего часа и были опасным и обременительным грузом. 19 июня «Корморан» вошел в воды Бенгальского залива, берега которого изобиловали крупными портами. На выходе из них немцы и планировали выставить свои мины. В первую очередь это касалось Рангуна, Мадраса и Калькутты. Однако и тут рейдеру не повезло. Когда до Мадраса оставалось не более двухсот миль, на горизонте сначала показался дым, а потом начал вырисовываться силуэт крупного корабля, похожего на английский вспомогательный крейсер. Такого рода встреча не входила в планы Детмерса, и он начал уходить на полной скорости. В течение часа неизвестный преследовал рейдер, потом постепенно отстал, скрывшись за горизонтом. Немцам действительно повезло – это был британский вспомогательный крейсер «Кантон», принявший их за японцев. Минная постановка у Калькутты также была отменена – в этом районе свирепствовал ураган.
Длительная полоса невезения наконец-то окончилась ночью 26 июня, когда вахтенные заметили какое-то судно. Традиционно немцы потребовали остановиться и не пользоваться радио. Однако обнаруженный корабль продолжал следовать как ни в чем не бывало, не пытаясь, впрочем, выходить в эфир. Отстучав несколько раз подряд сигнальным прожектором оставшиеся без внимания приказы, рейдер открыл огонь, добившись за семь минут почти 30 попаданий. Судно начало интенсивно гореть, с него спустили шлюпку. Немцы прекратили обстрел. Когда моряков со шлюпки подняли на борт, оказалось, что незнакомец является югославским сухогрузом «Велебит», шедшим в балласте. В момент контакта капитан находился в машинном отделении, а вахтенный офицер не знал(!) азбуки Морзе и не мог понять, чего от него хочет какой-то корабль. Югослав интенсивно горел, поэтому Детмерс не стал добивать изувеченное судно и отправился далее. Через несколько часов, уже в полдень, вновь был замечен дым. Какой-то корабль шел в сторону Цейлона. Под прикрытием дождевого шквала «Корморан» подкрался к своей жертве на расстояние 5 миль. Вновь немцы потребовали остановки и не выходить в эфир. Однако австралийский «Мариба», перевозивший почти 5 тыс. тонн сахара, и не подумал подчиняться, а тут же передал по радио сигнал тревоги. Загрохотали орудия рейдера, и вскоре австралиец уже тонул, спуская шлюпки. Подобрав 48 человек экипажа и добив жертву, «Корморан» спешно покинул этот район. Рейдер ушел на юг, в пустынные и малопосещаемые воды, где пробыл до 17 июля. Был произведен профилактический ремонт дизелей и электрооборудования. Потерявший актуальность, японский грим был сменен. Выдавать себя за нейтрала-японца было уже слишком подозрительно, да и опасно – ночью приходилось бы идти с включенными огнями. Кроме того, нейтральному судну не надо было резко менять курс, уходя от сближения с любым подозрительным кораблем, которым мог оказаться британский крейсер.
Вспомогательный крейсер замаскировали под голландского купца «Страат Малакка». Для пущего реализма на корме был установлен деревянный макет орудия. В новом образе «Корморан» двинулся в сторону острова Суматра. Плавание в тропиках вносило определенные трудности в хранение провианта. Почти десять дней экипаж, сменяя друг друга, занимался просеиванием корабельных запасов муки, в которых оказалось много жучков и личинок. Запасы крупы оказались вообще непригодными к употреблению. В противовес этому, продукты длительного хранения в многочисленных холодильных камерах сохранились хорошо. Продолжая двигаться на юго-восток, 13 августа в 200 милях севернее Карнарвона (Австралия) произошел визуальный контакт с неизвестным судном, но Детмерс, опасаясь присутствия рядом военных кораблей, приказал не преследовать незнакомца. Рейдер двинулся в обратный путь, в направлении Цейлона.
28 августа 1941 года немцы впервые после выхода из Норвегии увидели землю – это была верхушка горы Боа-Боа на острове Энгано, который расположен у юго-западного побережья Суматры. Индийский океан был пустынным – даже полеты гидросамолета не приносили результатов. Только 23 сентября вечером вахтенные к большой радости изнывающего от однообразия экипажа обнаружили ходовые огни идущего в балласте судна. Хоть это и были признаки нейтрала, Детмерс решил осмотреть его. Остановленное судно оказалось греческим «Стаматиос Г. Эмбирикос», идущим с грузом в Коломбо. Экипаж вел себя послушно и в эфир не выходил. Вначале Детмерс хотел его использовать в качестве вспомогательного минного заградителя, однако малое количество угля в бункерах «Стаматиоса» делало это проблематичным. После наступления темноты грек был потоплен подрывными зарядами.
Рейдер крейсировал в западной части Индийского океана до 29 сентября. Необходимость пополнения запасов вынуждало «Корморан» к встрече с очередным кораблем снабжения. Это был «Кульмерланд», вышедший 3 сентября из Кобэ. Рандеву должно было состояться в секретной точке «Мариус». Прибыв туда 16 октября, рейдер встретился с поджидающим его снабженцем. Вспомогательный крейсер получил почти 4 тыс. тонн дизельного топлива, 225 тонн смазочного масла, большое количество баббита и провизию, рассчитанную на 6 месяцев плавания. В обратную сторону последовали пленные, пятеро больных членов экипажа и почта. «Кульмерланд» расстался с рейдером 25 октября, а «Корморан» занялся очередным ремонтом двигателей. Когда механики доложили Детмерсу, что машины приведены в относительный порядок, фрегаттен-капитан вновь отправился к Австралийскому побережью, чтобы выставить минные банки у Перта и в заливе Шарк. Однако немецкое командование передало, что из Перта выходит большой конвой под охраной тяжелого крейсера «Корнуолл», и «Корморан» двинулся в сторону залива Шарк.
Тот самый бой.
19 ноября 1941 года стояла отличная погода, видимость была великолепной. Около 4 часов пополудни вестовой доложил Детмерсу, находившемуся в кают-компании, что на горизонте замечен дым. Поднявшийся на мостик фрегаттен-капитан вскоре определил, что это военный корабль, идущий рейдеру на встречу. Австралийский легкий крейсер «Сидней» возвращался домой после эскортирования лайнера «Зеландия», перевозившего войска в Сингапур. «Сидней» уже отличился в боевых действиях на Средиземном море, потопив в бою у мыса Спада итальянский легкий крейсер «Бартоломео Коллеони». Однако в мае 1941 г. командира легкого крейсера капитана 1 ранга Джона Коллинза, имевшего обширный боевой опыт, сменил ранее служивший на берегу капитан 1 ранга Джозеф Барнетт. Во многом это, наверное, и решило исход будущей схватки.

Австралийский легкий крейсер «Сидней».

«Сидней» был полноценным боевым кораблем, водоизмещением почти 9 тыс. тонн и вооруженным восемью 152-мм орудиями, четырьмя 102-мм орудиями, двенадцатью зенитными пулеметами. Торпедное вооружение составляло восемь 533-мм торпедных аппаратов. На борту имелся гидросамолет. Детмерс не потерял присутствие духа и приказал повернуть на юго-запад, чтобы солнце светило австралийцам прямо в глаза. Одновременно «Корморан» дал полный ход, однако вскоре дизель №4 начал барахлить, и скорость снизилась до 14 узлов. Примерно через час после обнаружения рейдера крейсер приблизился на расстояние 7 миль по правому борту и прожектором приказал опознать себя. «Корморан» передал правильный позывной «Страат Малакка» «RKQI», но при этом его подняли между трубой и фок-мачтой, чтобы с подходящего с кормы крейсера его практически не видели. Затем «Сидней» потребовал указать место назначения. Немцы ответили: «В Батавию», – что выглядело совсем правдоподобно. Чтобы сбить преследователей с толку, радисты рейдера начали передавать в эфир сигналы бедствия о том, что голландское судно атаковано «неизвестным военным кораблем». Тем временем крейсер приближался – его носовые башни были нацелены на псевдокупца. Австралийцы периодически передавали сигнал «IK», что по международному своду сигналов означало «приготовиться к урагану». На самом деле настоящей «Страат Малакке» следовало бы ответить «IIKP» согласно секретному своду сигналов. Немцы предпочитали игнорировать повторяющиеся запросы.
Наконец «Сиднею» эта затянувшаяся комедия стала надоедать, и с него просигналили: «Укажите свой секретный позывной. Дальнейшее молчание может только ухудшить ситуацию». Игра закончилась. Каждое торговое судно союзников имело свой индивидуальный секретный код. Австралийский крейсер уже практически догнал «Корморан» и находился почти на его траверсе, на расстоянии чуть более километра. В ответ на запрос в 17 ч. 30 мин. рейдер спустил голландский флаг и поднял боевой флаг кригсмарине. За рекордные сроки в шесть секунд упали маскировочные щиты. Первый выстрел лег с недолетом, а второй залп из трех 150-мм и одного 37-мм орудия угодил в мостик «Сиднея», уничтожив его систему управления огнем. Одновременно со вторым залпом немцы разрядили свои торпедные аппараты. Начал отвечать главный калибр крейсера, но солнце светило наводчикам в глаза, и он лег с перелетом. Заработали 20-мм зенитки и крупнокалиберные пулеметы, мешающие команде крейсера занять места согласно боевому расписанию. На такой дистанции было трудно промахнуться, и немцы всаживали в «Сидней» снаряд за снарядом. Был уничтожен гидросамолет, потом «Корморан» перевел огонь на носовые башни главного калибра – вскоре они были выведены из строя. Выпущенная торпеда поразила нос крейсера впереди носовой башни. Носовая часть «Сиднея» сильно осела в воду. Огонь по рейдеру вели кормовые башни, которые перешли на самостоятельную наводку. Австралийцы мазали – тем не менее три снаряда попало в «Корморан». Первый пробил трубу, второй повредил вспомогательный котел и вывел из строя пожарную магистраль. В машинном отделении начался пожар. Третий снаряд разрушил трансформаторы главных дизелей. Ход рейдера резко снизился.

Одно из 150-мм орудий «Корморана».

«Сиднею» пришлось намного хуже – крейсер внезапно повернул на обратный курс. Было видно, что крышку башни B сбросило в море. Австралиец прошел в каких-то ста метрах за кормой рейдера – он был весь охвачен пожарами. Очевидно, рулевое управление на нем было сильно повреждено или выведено из строя. Противники обменялись безрезультатными торпедными залпами, и «Сидней» начал удаляться 10-узловым ходом, двигаясь на юг. «Корморан» вел по нему огонь, пока позволяла дистанция. В 18.25 бой прекратился. Положение рейдера было критическим – пожар разрастался. Персонал машинного отделения боролся с огнем, пока не погиб практически весь, кроме одного матроса. Огонь подбирался к минному трюму, где лежали почти четыре сотни мин, которых «Корморан» таскал с собой на протяжении всего похода, но так и не смог от них избавиться.
Фрегаттен-капитан понял, что корабль уже не спасти, и приказал поставить подрывные патроны у топливных цистерн. На воду начали спускать спасательные плоты и шлюпки. Первый спущенный плот перевернулся, в результате чего утонули почти 40 человек. В 24 часа, забрав флаг корабля, Детмерс последним покинул обреченный «Корморан». Через 10 минут сработали подрывные патроны, произошла детонация мин – мощный взрыв уничтожил корму рейдера, и в 0 ч. 35 мин. вспомогательный крейсер затонул. На воде оказалось более 300 офицеров и матросов. 80 человек погибли в бою и утонули после опрокидывания плота. Погода ухудшилась, и спасательные средства разметало по воде. Вскоре каботажный пароход подобрал одну шлюпку и сообщил об этом командованию австралийских ВМС, которые немедленно начали спасательную операцию. Вскоре все немцы были найдены, хотя некоторым пришлось проболтаться на плотиках около 6 суток.

Башня главного калибра «Сиднея». Фото сделаны австралийской экспедицией, обнаружившей останки кораблей.

О судьбе «Сиднея» никаких известий не было, кроме выброшенной спустя две недели на берег разбитой спасательной шлюпки. Поиски, длившееся почти 10 дней, результатов не дали, и крейсер «Сидней» был объявлен 30 ноября 1941 года погибшим. Долгие годы тайна его гибели оставалась неразгаданной. Пленные немцы, которых тщательно допросили уже на берегу, рассказывали о зареве пожара, которое они наблюдали в том месте, куда ушел объятый пламенем крейсер. Лишь в марте 2008 года специальная экспедиция австралийских ВМС обнаружила вначале «Корморан», а потом и «Сидней» примерно в 200 милях к юго-западу от Карнарвона. Бывшие противники лежат недалеко друг от друга – в 20 милях. Слой воды в 2,5 километра надежно укрыл своим покровом погибших моряков. Какие события произошли в охваченных пламенем отсеках и палубах австралийского крейсера, как закончилась драма, упокоившая этот корабль на дне Тихого океана, мы очевидно никогда не узнаем.
Автор: Денис Бриг.
[Источники]Источники:

Источник:http://topwar.ru/.



Tags: ВЕЛИКОБРИТАНИЯ., ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА., КРИГСМАРИНЕ., ФЛОТ.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ЧУДО НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА (+ ФОТО).

    Оригинал взят у mon_sofia в ЧУДО НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА (+ ФОТО) 22 мая, 2012 • Протоиерей Игорь Пчелинцев Наверное, самый…

  • Так закалялась сталь.

    Я конечно же знал как создавалось это произведение, но очередной раз читая эту историю неумышленно пытался поставить себя в описанные…

  • Чайные клиперы.III.

    Кли́пер (от англ. clipper или нидерл. klipper) — парусное судно с развитым парусным вооружением и острыми, «режущими воду» (англ. clip)…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments