navy_chf (navy_chf) wrote,
navy_chf
navy_chf

Мексиканская экспедиция Кортеса. Осада и падение Теночтитлана.


Взятие Теночтитлана. Испанское изображение XVII в.



Измученный 93-дневной осадой, город был наконец покорен. Уже не слышалось на его улицах ни яростных криков «Сантьяго!», ни хриплых боевых кличей индейских воинов. К вечеру стихла и беспощадная резня – победители сами были измотаны упорными боями и пресытились кровью на сегодня. Эрнан Кортес, командующий испанским экспедиционным отрядом и военный вождь многочисленных индейских союзников, позволил остаткам населения покинуть опустошенный осадой, голодом и эпидемиями Теночтитлан.

Около 30 тысяч жителей – все, что осталось от некогда густонаселенного города, измученные и истощенные, побрели по дамбам озера Тескоко. Дымящиеся и щедро усыпанные мертвецами руины подвели итог не только начатой 22 мая 1521 года от Рождества Христова осады «столицы дикарей», по сравнению с которой многие города родной Испании выглядели как большие деревни, но и завершили череду военных экспедиций против страны ацтеков. Экспедиций, которые должны были принести две самые необходимые вещи в здешних, уже начавшихся становиться колониальными, землях – золото и славу. В обретении славы испанцы не сомневались. Их подвиги в джунглях и болотах Вест-Индии должны были затмить даже заслуги покорителей мавританской Гранады. Предполагалось, что о золоте Эрану Кортесу поведает не кто иной, как правитель ацтеков Куаутемок, захваченный в плен. Но воля последнего вождя ацтеков оказалась крепче стен Теночтитлана. Победители еще не знали этого, надеясь взять богатую добычу.
Вслед за Колумбом.
Открытие в 1492 г. новых земель за океаном создало для Испании перспективу превратиться из регионального королевства в мировые лидеры. Многовековой процесс реконкисты был завершен падением последнего мавританского оплота – Гранадского халифата. Многочисленное гордое и столь же бедное, сколь и воинственное испанское дворянство неохотно вложило меч в ножны. На Пиренейском полуострове более не осталось мест, где можно было сникать славу и раздобыть золото, – оставалось уповать на поиск далеких и, по слухам, сказочно богатых стран, расположенных далеко на Востоке. Можно было, конечно, заняться берберскими пиратами североафриканского берега, но трофеи, добываемые в подобных рейдах, не шли ни в какое сравнение с рассказами об Индиях, где золото валяется чуть ли не под ногами.
Энергия оставшейся на какое-то время не у дел военной аристократии и прочего поднаторевшего в ратных делах служилого люда уже начала искать себе выход, конвертируясь в рост внутренней напряженности. И тут очень кстати страну облетела весть о чудаковатом, но весьма энергичном генуэзце, добившемся у королевской четы Фердинанда и Изабеллы финансирования рискованной экспедиции, и об ее удачном завершении. Конечно, не возможное буйство скучающих идальго сподвигло монархов дать добро мореплавателю – государственная казна была так же далека от наполненности, как легендарный Катай или Индия от Мадрида. Колумб и его спутники поведали о многочисленных и сказочно богатых тропических островах и миролюбивых дикарях, обитавших на них. Начало было положено, и за океан потянулись все новые и новые экспедиции.
Вслед за Колумбом в новые земли направились личности, в чьих глазах и сердцах горел огонь не познания мира, а прагматичное пламя наживы. Их вела жажда золота. Многочисленные острова были действительно прекрасны, природа поражала пышностью и буйством красок. Однако это великолепие никак нельзя было превратить в звонкие дублоны. Драгоценного желтого металла у дикарей было немного, и его не прибавилось даже тогда, когда их начали истреблять и обращать в рабство со все более увеличивающимся размахом. Очень скоро испанцы получили сведения о находившемся дальше на западе обширном континенте, где, по неясным и противоречивым слухам, располагались большие города, битком набитые столь вожделенным желтым металлом. В ходе своего третьего плавания в Новый Свет корабли Колумба, наконец, достигли берегов современной Панамы и Коста-Рики, где местные жители поведали прибывшим о землях, богатых золотом, которые были расположены гораздо южнее. Очевидно, именно тогда испанцы впервые узнали о Перу.
Довольно долго испанская экспансия в Новом Свете ограничивалась бассейном Карибского моря – требовалось создать базу для дальнейшего продвижения на запад. Начало добычи золота на Эспаньоле подстегнуло испанцев к более интенсивной колонизации. В начале 1517 г. экспедиция Франсиско де Кордобы на трех кораблях в результате шторма очутилась у побережья полуострова Юкатан. Удалось выяснить, что эти земли населяют не примитивные с точки зрения европейцев дикари Карибского моря, а гораздо более развитый народ майя. Аборигены в изобилии носили золотые украшения, однако встретили пришельцев враждебно – испанцы, потрепанные в вооруженных стычках, где сам де Кордоба был тяжело ранен, были вынуждены вернуться на Кубу. Так стало известно, что довольно близко от недавно основанных колоний имеются еще не исследованные и, самое главное, богатые территории.
Сведения, полученные людьми де Кордобы, чрезвычайно взволновали местных поселенцев и вызвали живейший интерес губернатора Кубы Диего Веласкеса де Куэльяра. В 1518 году для более детального изучения открытых земель была снаряжена экспедиция Хуана де Грильхавы. Де Грильхава достиг побережья Юкатана и двинулся вдоль него на запад, достигнув вскоре Мексики, которую он назвал Новой Испанией. Тут экспедиция вступила в контакт с представителями правителя государства ацтеков, которые уже знали о появлении пришельцев. Де Грильхава доброжелательно и умело провел переговоры с индейцами, заверив их в самых мирных намерениях, и, кроме того, осуществил ряд выгодных торговых сделок, выменяв довольно много золота и драгоценных камней. Тепло попрощавшись с принимающей стороной, испанцы после 6-месячного похода вернулись на Кубу.
Догадки Диего Веласкеса подтвердились: на западе действительно располагались богатые золотом и другими драгоценностями земли. И эти земли еще не принадлежали испанской короне. Такое вопиющее упущение необходимо было исправить. И тогда предприимчивый губернатор начал готовить новую экспедицию, и была она уже не исследовательской.
«Денег у него было мало, зато долгов – много».

Фернандо Кортес де Монрой и Писарро Альтамирано. Так представлял конкистадора неизвестный художник XVIII в.


Вокруг будущей экспедиции почти сразу начали бушевать кастильские страсти с карибским оттенком. Предполагаемый размер богатства неизведанной страны в предприимчивых головах колонистов удобно трансформировался в достойный куш. Пользовавшийся большим авторитетом у своих солдат и моряков де Грильхава был оттеснен губернатором от участия в новом проекте. Веласкес опасался, что всё золото и другие сопутствующие оному приятные факторы, как расположение королевского двора и почести, пройдут мимо него. Для этой цели губернатор решил назначить другого человека, не подозревая, что с ним хлопот будет гораздо больше.
Эрнан Кортес, которому было суждено расширить владения испанской короны и необычайно обогатить королевскую сокровищницу, происходил из бедного, хотя и весьма знатного дворянского рода. Он родился в 1485 году – к моменту совершеннолетия юноши мавританских государств на территории Испании уже не осталось. Поэтому молодой Кортес отправился на учебу в университет Саламанки, где проучился два года. Однако учеба наскучила юному идальго, тем более все вокруг твердили о новых землях, открытых за океаном, где можно не только сделать карьеру, но и быстро разбогатеть. В 1504 г. Кортес бросает университет и отправляется через океан на Эспаньолу. Позже, в 1510–1514 гг. он принял участие в полном завоевании Кубы испанцами под командованием Диего Веласкеса.
К моменту снаряжения экспедиции в Мексику Кортес занимал должность алькальда в недавно основанном городе Сантьяго. Современники отмечали его живой, динамичный ум и образованность – несостоявшийся выпускник Саламанки хорошо знал латынь и в своих письмах не единожды цитировал античных авторов. В конце октября 1518 г. Веласкес подписал контракт и инструкции для Кортеса, согласно которому губернатор Кубы снаряжал три корабля, а средства для остальных десяти предоставлял сам Кортес и казначей колонии Амадор де Ларес. Таким образом, Веласкес курировал экспедицию, но вложил туда гораздо меньше средств, чем другие ее организаторы. Для изыскания необходимых средств Кортесу пришлось заложить все свое имущество и основательно влезть в долги. Вербовка участников шла подозрительно быстро – каждому Кортес обещал долю в добыче и обширное поместье с рабами.
Отряд искателей удачи численностью более 500 человек был набран без особого труда, однако такая активность несколько озадачила сеньора Веласкеса. В колониальной администрации, где одним из действенных средств достижения верхних ступенек карьерной лестницы являлось банальное подсиживание и регулярное доносительство, у Кортеса хватало и врагов, и соперников. По углам шептались даже, что гордый идальго хочет завоевать Мексику лично для себя и сделаться ее правителем. Естественно, подобные слухи тревожили сеньора Веласкеса, и он издал приказ сместить Кортеса с должности руководителя экспедиции, однако в ответ получил лишь ироничное письмо с просьбой не принимать ябедников всерьез. Взбешенный губернатор распорядился арестовать наглеца и задержать готовую к отплытию эскадру, однако 10 февраля 1519 г. 11 кораблей экспедиции покинули Кубу и взяли курс на запад.
Пришельцы и хозяева.
Предприятие Кортеса по своей сути не являлось полноценным вторжением, а было скорее похоже на обычный разбойничий набег, организованный большой и хорошо вооруженной бандой. В распоряжении авантюриста было чуть более 550 человек (в их числе 32 арбалетчика и 13 аркебузиров), располагавших 14 орудиями и 16 лошадьми. К ним следует прибавить около сотни моряков из состава корабельных экипажей и около двухсот индейцев-носильщиков. На стороне испанцев был не только солидный боевой опыт европейских и колониальных войн, но и значительное технологическое преимущество. Кроме огнестрельного оружия и арбалетов, они располагали стальным оружием и доспехами. Лошади, совершенно не знакомые индейцам, долгое время воспринимались ими как своеобразное «чудо-оружие» белых пришельцев.

Обогнув полуостров Юкатан, Кортес сделал остановку в заливе Кампече. Местное население не испытывало к испанцам и крупицы радушия и поэтому ринулось в бой. Умело применив против индейцев артиллерию и всадников, Кортесу удалось рассеять многочисленного врага. Сделавшие необходимые выводы местные вожди прислали грозным пришельцам дары, включая 20 молодых женщин. Одну из них, после крещения получившую звучное имя донна Марина, руководитель экспедиции приблизил к себе, и она сыграла важную роль в завоевательном походе против ацтеков. Двинувшись дальше на запад вдоль побережья, 21 апреля 1519 г. испанцы высадились на берег и основали укрепленное поселение Веракрус. Оно стало главным опорным пунктом и перевалочной базой предстоящей кампании.

Кортес и его спутники в общих чертах уже представляли себе обстановку в местных краях. На большей части Мексики, от Тихого океана и до Мексиканского залива, раскинулось обширное государство ацтеков, фактически являющееся союзом трех городов: Тескоко, Тлакопана и Теночтитлана. Реальная власть была сосредоточена в Теночтитлане и находилась в руках верховного правителя, или императора, как его называли испанцы. Большое количество различных городов ацтеки обложили ежегодной данью – во внутренние дела они не вмешивались, требуя от местных властей лишь своевременных выплат и предоставления воинских контингентов в случае военных действий. Существующему порядку вещей имелась внушительная оппозиция в лице большого и сильного города Тласкалы, чье население достигало почти 300 тыс. человек. Правители Тласкалы являлись старыми врагами Теночтитлана и вели с ним непрекращающуюся войну. Императором ацтеков на момент появления Кортеса был Монтесума II, девятый по счету правитель. Он слыл опытным и искусным воином и талантливым администратором.
Вскоре после того, как испанцы укрепились в Веракрусе, к ним прибыла делегация во главе с местным ацтекским наместником. Его приняли доброжелательно, устроив целое представление, которое по совместительству являлось демонстрацией военной мощи.

Люди Кортеса показали потрясенным аборигенам всадников, свое оружие и в качестве заключительного аккорда устроили артиллерийский салют. Глава конкистадоров был любезен и передал через наместника дары Монтесуме. Среди них особенно выделялся позолоченный испанский шлем.
Тем временем отряд Кортеса начал пробираться вглубь континента. Спутниками этого похода стали жара, москиты и вскоре начавшийся голод – привезенная с Кубы провизия пришла в негодность. Через неделю после визита наместника от ацтеков прибыла новая делегация с большими дарами, включая золото и дорогие украшения. Монтесума через своих посланников благодарил Кортеса, однако категорически отказался вести с пришельцами какие-либо переговоры и настойчиво просил их повернуть обратно. Большая часть испанского отряда поддержала подобную идею, считая полученную добычу достаточной, а невзгоды, испытываемые в походе, – слишком тяжелыми. Однако Кортес, который в этом предприятии поставил на карту всё, решительно настаивал на продолжении похода. В конце концов аргумент, что впереди ждет еще много добычи, сыграл свою роль, и поход продолжился. Постепенно Кортес и его спутники поняли, что им предстоит иметь дело не с диковатыми племенами Кубы и Эспаньолы, а с многочисленным и хорошо вооруженным по индейским меркам противником. Самым разумным в этой ситуации было воспользоваться раздорами среди индейцев и тем, что часть населения выражала недовольство ацтеками, и заполучить союзников среди местных.
По мере продвижения вглубь Мексики испанцы столкнулись с воинами города Тласкала, самого сильного и упорного соперника Теночтитлана. Первоначально тлашкальтеки по ошибке приняли белых за союзников ацтеков и напали на них. Это нападение было отбито, однако испанцы высоко оценили боевые качества воинов этого племени. Выяснив ситуацию, вожди Тласкалы предложили Кортесу свою помощь, выделив для его отряда носильщиков и воинов. Впоследствии испанцев подержали и другие племена. Никто из этих туземных князьков, очевидно, даже не подозревал, что после уничтожения ацтеков наступит и их черед, а кажущиеся дружелюбными белые не оставят даже памяти о своих индейских союзниках.
Поведение Монтесумы вызывало смущение у его приближенных – чем дальше продвигался отряд Кортеса, тем больше ацтекский правитель терял присутствие духа и присущую ему волю. Может быть, тут сыграла роль легенда о боге Кетцалькоатле, который однажды должен был вернуться, и которую Кортес якобы использовал в своих целях. А может, на Монтесуму повлияли сильно преувеличенные рассказы об оружии белых пришельцев и их лошадях. Раз за разом ацтекский правитель направлял к конкистадорам своих посланцев с богатыми дарами, настойчиво требуя от них повернуть обратно и не идти в Теночтитлан. Однако подобные мероприятия оказывали обратное действие. Аппетиты белых только росли, как и их стремление продолжать путь.
Монтесума продолжал удивлять своих подданных нерешительностью. С одной стороны, не без его ведома на испанцев была организована засада в городе Чолула, лишь в последний момент раскрытая спутницей Кортеса донной Мариной. А с другой стороны, ацтекский правитель с легкостью отрекся от правителей Чолулы, казненных пришельцами, объяснив произошедшее легким недоразумением. Располагая крупными военными силами, многократно превосходившими отряд испанцев и их союзников, Монтесума тем не менее не сдвинулся с места, а продолжал отправлять дары, каждый раз все больше и роскошнее, чем предыдущие, и просил пришельцев повернуть обратно. Кортес был неумолим, и в начале ноября 1519 г. его отряд увидел перед собой столицу ацтеков Теночтитлан.
Кортес в Теночтитлане, или Ночь печали.
Отряд европейцев и их союзников беспрепятственно вошел в город, расположенный на острове посреди озера Тескоко, через одну из дамб, соединяющую Теночтитлан с берегом. При входе их встречал сам Монтесума и его ближайшие сановники в дорогих и нарядных одеждах. Наблюдательные солдаты к своему удовольствию заметили на «дикарях» большое количество золотых украшений. Город поразил европейцев своими размерами и благоустроенностью. В нем были и широкие улицы, и обширные площади – столица ацтеков ярко контрастировала со многими европейскими городами. Местность вокруг Теночтитлана была густо заселена, рядом располагались и другие не менее великолепные и большие города. И посреди всех этих рукотворных богатств находился Кортес с несколькими сотнями воинов, измученных дорогой через джунгли.

Испанское изображение Теночтитлана XVII в.

Не могло быть и речи о завоевании этой огромной и богатой страны такими мизерными силами, и главарь конкистадоров повел себя умно, расчетливо и изощренно. Он начал «обрабатывать» Монтесуму, постепенно подчиняя волю ацтекского правителя своей. Отряд расположился в обширном здании, почти в центре Теночтитлана, и Кортесу удалось уговорить Монтесуму в знак своего расположения к пришельцам перейти туда жить. Используя волнения индейцев и нападение их на гарнизон Веракруса, Кортес добился выдачи виновных в этом вождей и сожжения их на костре. Для пущей острастки самого Монтесуму заковали в кандалы.
Предприимчивый идальго начал править страной от его имени и в первую очередь потребовал от подвластных Теночтитлану правителей дани золотом. Объем взятой добычи был просто колоссален. Для удобства транспортировки испанцы большую часть украшений и ювелирных изделий перелили в золотые слитки. Малограмотные солдаты из Кастилии и Андалусии не знали таких цифр, чтобы подсчитать денежный эквивалент захваченных сокровищ. Однако их еще надо было вывезти из города, гостеприимство которого вызывало все больше опасений.
С побережья тем временем пришли тревожные новости. Губернатор Кубы сеньор Веласкес продолжал беспокоиться о судьбе удравшего Кортеса и его людей, поэтому послал по следам беглецов своего доверенного человека, Панфило де Нарваэса, на 18 кораблях в сопровождении отряда из 1500 солдат с приказом доставить Кортеса «живым или мертвым». Оставив в Теночтитлане небольшой гарнизон охранять Монтесуму, а также больных и раненых, Кортес ринулся к Веракрусу, имея при себе около 260 испанцев и 200 индейских воинов, вооруженных пиками. Он собирался хитростью и силой решить проблему с вновь прибывшими. Для начала к Нарваэсу были отправлены несколько офицеров, на которых предусмотрительно навесили много золотых украшений. Нарваэс был исправным служакой и отверг все попытки договориться, зато его подчиненные, узрев в нарядах парламентеров потрясающие возможности и перспективы, сделали надлежащие выводы. Под покровом ночи люди Кортеса напали на отряд Нарваэса. Им удалось незаметно снять часовых и захватить пушки. Их противники сражались неохотно и без должного энтузиазма, охотно переходя на сторону Кортеса. Сам Нарваэс потерял в бою глаз и был пленен. Его войско фактически пополнило ряды конкистадоров – Кортес распорядился вернуть им оружие и личные вещи, расположив их к себе подарками.
Во время разборок между испанцами прибыл гонец из Теночтитлана с пугающим известием, что в столице ацтеков началось восстание. Вскоре против пришельцев поднялась вся страна. Кортес оказался готов и к такому развитию событий. Теперь его армия насчитывала 1300 солдат, 100 всадников, 150 аркебузиров. Тлашкальтеки, оставшиеся его надежными союзниками, прибавили к этому числу более 2 тыс. отборных воинов. Стремительно наступая, союзники 24 июня 1520 г. подошли к Теночтитлану. И тут стали известны причины восстания: во время традиционного для индейцев празднества в честь бога войны Уицлипочтли испанцы во главе с командующим гарнизоном Педро де Альварадо захотели присвоить себе богатые золотые украшения, надетые на жрецов. В результате возникшей ссоры множество местных жителей и жрецов были убиты и ограблены. Это переполнило чашу терпения ацтеков, и они взялись за оружие.
Неверно представлять государственное образование ацтеков раем Нового Света, а его население доверчивыми и добродушными жителями сказочной страны. Власть ацтеков была жестока и беспощадна, их религиозный культ включал в себя регулярные и многочисленные человеческие жертвоприношения. Однако белые пришельцы, ошибочно принятые вначале за посланников богов, оказались на деле не менее жестокими, чем ацтеки, а их алчность и жажда золота не знала пределов. Кроме того, они привезли с собой доселе неизвестную болезнь, которая начала опустошать страну. Как оказалось, один из чернокожих рабов с кораблей Нарваэса был болен оспой, о которой индейцы и понятия не имели.
Располагая более крупными, чем в начале похода, силами, Кортес без особого труда вошел в Теночтитлан и деблокировал гарнизон Альварадо. Однако в скором времени индейцы блокировали захватчиков в занятых ими строениях, перекрыв к тому же подвоз продовольствия. Атаки продолжались практически ежедневно, и испанцы начали нести ощутимые потери, к которым прибавился голод. Находясь в осаде, Кортес вновь решил прибегнуть к помощи своего знатного пленника: он убедил Монтесуму выступить перед своими подданными и убедить их прекратить борьбу. Правитель ацтеков вышел в парадном одеянии на крышу здания и начал увещевать жителей и воинов остановить штурм и позволить пришельцам покинуть город. Его речь была встречена ливнем камней и стрел. Получив смертельное ранение, Монтесума через некоторое время скончался. Вместе с ним закончились попытки договориться с индейцами мирно.
Силы осаждающих увеличивались, положение осажденных в императорском дворце ухудшалось. Заканчивалось не только продовольствие, но и запасы пороха. В начале июля Кортес принимает нелегкое решение идти на прорыв из города. Из всех награбленных сокровищ он выделил обязательную к транспортировке королевскую долю, остальным же разрешил взять столько золота, сколько смогут. Опытные вояки прихватывали драгоценные камни, тогда как новички, бывшие солдаты Нарваэса, отягощали себя большим количеством желтого металла. Впоследствии это сыграло с ними смертельную шутку.
В глухую полночь, навьючив поклажу на индейцев и немногочисленных лошадей, отряд Кортеса пошел на прорыв. Однако шум походной колонны услышали часовые, и вскоре она была атакована многочисленными силами. Переносной мост, собранный для удобства форсирования каналов, опрокинулся, и многие из отступавших оказались в воде. Тяжесть только что обретенного богатства тянула своих новоиспеченных хозяев вниз, и многие попросту утонули. В сумятице ацтекам удалось взять некоторое количество пленных. С большим трудом испанцы и их союзники достигли берега озера Тескоко. В эту ночь, получившую впоследствии поэтическое название «Ночь печали», они понесли большие потери.
В последующие дни конкистадоры подверглись новым атакам и в конце концов отступили в союзную Тласкалу. В ночь печали и в последующие дни Кортес лишился почти 900 испанцев и около 1,5 тысяч союзников-индейцев. Захваченные в плен были принесены в жертву, как и несколько лошадей. У союзников Кортесу удалось привести в порядок свое потрепанное воинство и приступить к осуществлению реванша.
Осада и гибель Теночтитлана.

Предводитель конкистадоров, несмотря на нелегкое положение и потери, со всей энергией начал готовить захват столицы ацтеков. Уговорами, обещаниями, подарками он смог склонить на свою сторону ряд индейских племен. Его соратники смогли перехватить несколько кораблей с подкреплениями и припасами, посланных губернатором Кубы на помощь отряду Нарваэса, о судьбе которого тот не имел ни малейшего представления. Понимая, что атаковать Теночтитлан только с суши будет дорого и не продуктивно, Кортес приказал находящемуся в его войске корабельному мастеру Мартину Лопесу построить 13 небольших разборных бригантин для действий на озере Тескоко.
Готовились к битве и ацтеки. После гибели Монтесумы верховная власть перешла к его брату, Куитлауаку, однако он вскоре скончался от оспы, и командование взял на себя его племянник, талантливый и смелый полководец Куаутемок. Он прилагал большие усилия, чтобы укрепить город и повысить боеспособность все еще многочисленного ацтекского войска.
28 декабря 1521 г. войска Кортеса выступили в поход на Теночтитлан. В его распоряжении было около 600 испанцев (из них 40 всадников и около 80 аркебузиров и арбалетчиков) и более 15 тысяч воинов союзных индейских племен. Достигнув лояльного ацтекам города Тескоко недалеко от одноименного озера, Кортес решил оборудовать тут свою штаб-квартиру. Здесь планировалось осуществить сборку построенных испанцами речных судов, для чего потребовалось прорыть канал в озеро Тескоко. На эту трудоемкую операцию ушло всего лишь несколько месяцев – рабочей силы у испанцев было в избытке. Кортес направил Куаутемоку послание, предлагая ему мир и власть над его государством в обмен на присягу испанскому королю. Зная, чем кончил не в меру доверчивый дядя, молодой правитель торжественно поклялся, что любой попавший в плен испанец будет в обязательном порядке принесен в жертву. Договориться не удалось, и вскоре боевые действия возобновились.
28 апреля 1521 г. испанцы вывели в озеро свои первые три судна, на каждом из которых была размещена пушка. 22 мая испанские и индейские войска блокировали все три дамбы, соединяющие Теночтитлан с берегом. Так началась трехмесячная осада города. Большое содействие союзникам оказывали предусмотрительно построенные бригантины, регулярно обстреливающие позиции ацтеков. Начатые штурмовые атаки, несмотря на достигнутый первоначальный успех, не привели к желаемым результатам – попытки закрепиться в городских кварталах раз за разом проваливались. Куаутемоку удалось хорошо укрепить свою столицу.
И все же стратегическое положение ацтеков ухудшалось. Видя их незавидное состояние, на сторону противника начали переходить прежние союзники. Теночтитлан оказался полностью блокирован, и в него прекратился подвоз продовольствия. В довершение всего по приказу Кортеса был разрушен акведук, снабжающий остров питьевой водой, которую осажденным пришлось добывать из колодцев. Одна из атак испанцев закончилась окружением и разгромом штурмовой колонны – 60 пленных были торжественно принесены в жертву на вершине Большого Храма, возвышающегося в центре города. Это тактическое поражение врага подбодрило защитников и заронило сомнения у союзников конкистадоров.

Тогда Кортес решил изменить тактику – вместо лобовых атак и попыток прорваться в центр города он начал планомерно прогрызать оборону. Захваченные здания разрушались, а городские каналы засыпались. Таким образом, получалось больше свободного пространства, удобного для действий артиллерии и кавалерии. Очередная попытка переговоров была с презрением отвергнута Куаутемоком, и 13 августа союзники пошли на общий штурм. Силы защитников к этому времени были подорваны голодом и прогрессирующими болезнями, и все же они оказали серьезное сопротивление.
О последних часах Теночтитлана имеются противоречивые сведения. Так, согласно одной из легенд, последний очаг сопротивления находился на вершине Большого Храма, где после беспощадной схватки испанцам удалось водрузить королевское знамя. С одной из бригантин были замечены четыре больших пироги, пытавшихся перейти озеро – корабль погнался за ними и захватил их. На одной из пирог находился Куаутемок, который предложил себя в заложники в обмен на неприкосновенность своих близких и спутников. Его отправили к Кортесу, который встретил пленного правителя с подчеркнутой вежливостью. В самом городе продолжалась резня, которая начала стихать лишь к вечеру. Потом победители «милостиво» разрешили оставить уцелевшим жителям свой город, превращенный в руины.

Куаутемока впоследствии подвергли допросу и пыткам в надежде получить сведения о золоте – испанцы взяли куда более скромную добычу, чем ожидали. Не сказав ничего, последний правитель ацтеков был казнен, вместе с ним умерла тайна спрятанного по его приказу золота. Это не спасло ацтеков от колонизации. Как, впрочем, индейское золото впоследствии не только не спасло от краха испанскую колониальную империю, но и стало одной из причин упадка Испании.
Автор: Денис Бриг.
P.S.Теночтитлан после захвата был полностью разрушен, а из его камней испанцы построили город Мехико. Только недавно мексиканские археологи раскопали останки столицы ацтеков.
[Источники]Источники:

Источник:http://topwar.ru/.



Tags: ИСПАНИЯ., Мексика., Португалия.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ЧУДО НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА (+ ФОТО).

    Оригинал взят у mon_sofia в ЧУДО НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА (+ ФОТО) 22 мая, 2012 • Протоиерей Игорь Пчелинцев Наверное, самый…

  • Так закалялась сталь.

    Я конечно же знал как создавалось это произведение, но очередной раз читая эту историю неумышленно пытался поставить себя в описанные…

  • Чайные клиперы.III.

    Кли́пер (от англ. clipper или нидерл. klipper) — парусное судно с развитым парусным вооружением и острыми, «режущими воду» (англ. clip)…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments