March 6th, 2017

Атомолёты. Американские проекты.


Пятидесятые годы пошлого века стали периодом бурного развития ядерных технологий. Сверхдержавы создавали свои ядерные арсеналы, попутно строя атомные электростанции, ледоколы, подлодки и боевые корабли с ядерными силовыми установками. Новые технологии сулили большие перспективы. К примеру, атомная подлодка не имела каких-либо ограничений по дальности хода в подводном положении, а «дозаправку» энергетической установки можно было производить раз в несколько лет. Конечно, ядерные реакторы имели и недостатки, но присущие им преимущества с лихвой компенсировали все затраты на безопасность. Высокий потенциал ядерных энергосистем со временем заинтересовал не только командование военно-морских флотов, но и военной авиации. Самолет с реактором на борту мог иметь гораздо лучшие характеристики полета, чем его бензиновые или керосиновые «собратья». В первую очередь, военных привлекала теоретическая дальность полета такого бомбардировщика, транспортника или противолодочного самолета.
Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Борьба России со шведским реваншизмом во второй половине XVIII века. Гогландское сражение.


Век XVIII был изобилен не только золотом дворцов просвещенного абсолютизма, где под изящные па придворных менуэтов лилось пение скрипок, а приглашенные королями философы повергали в прах нерушимые истины, сидя у каминов. Совсем рядом, по ту сторону чугунной ограды, одновременно массивной и воздушной, крестьянин угрюмо шел за плугом, волокущимся за худой лошаденкой, проклинал сборщиков налогов горожанин, веселились в похмельном угаре завсегдатаи кабаков и трактиров, скупо сыпалась мелочь в шапки уличных музыкантов. И все такой же частой гостьей была война. История двигалась неспешно: росли противоречия, и вместе с ними – качество пороха.
Collapse )

Борьба России со шведским реваншизмом во второй половине XVIII века. Эландское сражение.


А. П. Боголюбов «Захват катером «Меркурий» шведского фрегата «Венус».

Русско-шведская война 1788–1790 гг., начатая по инициативе шведского короля Густава III, являлась, по сути, очередной попыткой отплатить за злоключения в Северной войне и неудачи конфликта 1741–1743 годов. Воевать со Швецией, соседом откровенно недоброжелательным, Россия не собиралась – достаточно было, чтобы страсть Густава III к драматическому сочинительству не переместилась на реальный театр военных действий. Однако авантюризм и легкомыслие Стокгольма, нашептывания, увещевания и золото западных благожелателей втянули государство в войну, не принесшую ему ни политической, ни экономической выгоды – отстаивание чужих интересов за счет собственного народа обычно не сулит этому самому народу ничего хорошего.
Collapse )

Патруль Уилсона, или Дорога к золоту, проложенная пулеметом.


Конец XIX века был золотым веком Британской империи. Обширные участки политической карты мира были выкрашены в радующий глаз любого англичанина розовый цвет. Лондон, не особенно оспаривая у легкомысленного Парижа покровительство над искусствами, являл собою сосредоточение богатства и власти. На двух металлах покоилось это величие – на золоте, щедро стекающемся со всех концов земли в ненасытные чрева банков, и на стали охранявших эти потоки броненосцев и крейсеров.Блистательные сэры, утонченные столичные остряки и денди каламбурили за столами фешенебельных ресторанов, их разодетые в роскошные платья дамы закатывали глаза, обмахиваясь дорогими китайскими веерами, даже не подозревая, по́том и кровью скольких тысяч индусов, китайцев, арабов и африканцев оплачено это вычурное великолепие.
Восхождение Южной звезды.
Collapse )