September 16th, 2017

«5000 тонн динамита, сэр!»...


Во все времена в боевых походах подводников поджидало множество опасностей. Подлодка могла погибнуть от глубинных бомб или артиллерии, быть протараненной вражескими кораблями, точку в её карьере могли поставить неисправные циркулирующие торпеды или авария во время погружения. Но среди прочих угроз существовала ещё одна – риск взлететь на воздух вместе со своей жертвой, гружёной взрывчаткой.
Collapse )

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Гончие псы кригсмарине.


Ночь 24 мая 1940 года только началась, когда два мощных взрыва разорвали борт французского лидера «Ягуар», прикрывавшего эвакуацию войск из Дюнкерка. Объятый пламенем корабль выбросился на пляж Мало-ле-Бен, где был оставлен командой, а с восходом солнца его добили бомбардировщики люфтваффе. Гибель «Ягуара» известила союзников, что в водах Ла-Манша у них появился новый опасный враг – немецкие торпедные катера. Разгром Франции позволил «выйти из тени» этому оружию немецкого флота и блестяще оправдать свою концепцию, которая спустя девять месяцев «странной войны» уже начала подвергаться сомнению.

Рождение шнелльбота.
Collapse )

Гончие кригсмарине: блицкриг в Ла-Манше.


После первых успехов немецких катерников
, которыми они доказали своё право на существование, набравшие опыта командиры шнелльботов смогли показать и свою способность бороться с крупными конвоями. Со второй половины 1940 года англичане вынуждены были констатировать – Ла-Манш перестал быть их родным домом.
Оперативный простор и организационные трудности
Стремительный выход вермахта на побережье Нормандии и открывающиеся в связи с этим возможности были полной неожиданностью для командования кригсмарине.
Collapse )

Лучший пират Её Величества.


Начало пути Англии к званию торговой сверхдержавы вполне соответствует фразе из книги «Золотой телёнок»: «Все крупные современные состояния нажиты самым бесчестным путём». Мировая торговля тогда, в 1560-е, находилась в руках «великой тройки» — Испании, Португалии и Венеции. Все роли, даже не слишком честные, были поделены, а деньги Англии после правлений Генриха VIII, Эдуарда IV и королевы Марии Тюдор были ой как нужны. Первая «исследовательская» кругосветная экспедиция Фрэнсиса Дрейка 1577–1580 годов принесла в английскую казну около двух годовых бюджетов. Подобный способ борьбы с бюджетным дефицитом пришёлся королеве Елизавете по вкусу.
Англия и её отношения с Испанией в 1558–1585 годах.
Collapse )