navy_chf (navy_chf) wrote,
navy_chf
navy_chf

Операция "Приливная волна"...

Операция "Приливная волна"...

Обычно, когда речь заходит л действиях бомбардировочных сил союзников на европейском (да и не только) ТВД, "знатоки" военной истории относятся к указанной теме с некоторой долей здорового скепсиса...
Ещё бы - "рейды тысячи бомбардировщиков", сравнимое с количеством "бомберов" истребительное сопровождение, радиолокационные бомбоприцелы, предварительная отметка целей специальными бомбами-целеуказателями, засветка вражеских РЛС полосками-windows, наконец, тотальная нехватка горючего, самолётов и квалифицированных пилотов у ПВО противника - казалось бы, идеальные условия, чего уж тут не воевать?
Однако, ИМХО, справедливо это только для конечного периода войны, 1944-45-го гг.
Бывало (и частенько бывало) по другому...


Довольно общеизвестно, что одним из больных мест III Рейха была проблема энергоносителей - Европа бедна на нефть, а ведь, как архиверно говаривал когда-то тов.Сталин - "...Современная война есть война моторов..."(с)
А мотору, как правило, хочется кушать :))

И кушать военному мотору хочется, что характерно, почти исключительно бензин, да ещё желательно высокооктановый...

Нам также известно, что бензин, керосин, соляр и мазут получают в основном при переработке нефти.
А нефть в европейских пределах в тэсэзать, товарных количествах была на тот момент почти исключительно в Румынии (ну ещё немножечко в Венгрии, и, как это ни странно, у поляков...)
Не, ну я вообще-то в курсе, что и в самой Германии, и в Австрии (которая была присоединена к Германии в 1937 году)также имелось некоторое количество месторождений нефти (если что, её там впервые ещё в 1546-ом (!!!) нашли, а добывают с 1859-го по сей день, но мизер, мизер...
Добывали немцы конечно ещё и синтетическое топливо - из угля и сланцев, методом гидрогенизации, но опять же, это было дорого, неэффективно и, что самое главное, качество его было много ниже, чем у тэсэзать, полученного естественным путём...
Так что даже ёжику в принципе было ясно, что нанеся удар по нефтедобыче можно было достаточно эффективно перекрыть кислород германской военной машине.

И вот, 14 - 26 января 1943 г. в Касабланке союзники наконец договорились об основных принципах ведения воздушной войны против Третьего рейха и порешили, что американские тяжелые бомбардировщики будут выполнять дневные налеты, а английские - ночные...
Однако соваться под огонь плотно натыканных вокруг заводов синтетического топлива Acht komma Acht ПВО Рейха было бы по меньшей мере опрометчиво и союзники коварно решили нанести удар по румынским нефтяным полям, тем более, что точное расположение стратегически важных хранилищ добытой нефти, установок для её переработки и ж/д станций для её транспортировки им было точно известно - строили всё это по проектам и под контролем английских и американских специалистов в 20-30-х гг.
(Вообще-то говоря, те же самые англичане оказывается очень давно на румынские нефтяные поля нож точили, как оказалось вокруг этого такие проекты диверсий плелись - куда там Джеймс Бонду :))), но об этом лучше отдельно...)


Была тут и ещё одна тонкость - промышленные объекты нефтеперерабатывающих заводов в окрестностях Плоешти были рассредоточены на большой площади и потребовался бы не один налет, чтобы пол­ностью "окучить" их при "традиционной" бомбежке с больших высот. Поэтому, чтобы нанести наибольший вред в ходе одного налета, было необ­ходимо выполнить максимально точные удары по наиболее важным объектам - перегоночным колоннам, установкам крекингования нефти и резервуарам с топливом, а это можно бьло сде­лать, только точно сбрасывая бомбы с малой высоты.
Кроме того, при подходе группы бомбардировщиков на большой (в несколько километров) высоте, многократно возрастала вероятность, что они будут заранее обнаружены немецкими РЛС, что даст время и возможность зенитчикам и истребителям подготовиться к отражению налёта.

И вот, к середине лета 1943 г. план налета на Плоешти, получивший кодовое наименование "Приливная волна" («Tidal Wave»), приобрел окончательный вид.
Было выбрано семь групп объектов, которые должны быть атакованы пятью «волнами» бомбардировщи­ков:

- первую «волну» составляли 30 B-24D во главе с командиром
376BG полковником Кеннетом Комптоном, летевшие пятью
группами по шесть самолетов и имевшие задачу сбросить бомбы
на нефтеперерабатывающий завод «Romana Americana», располо­
женный западнее Плоешти;
- во вторую «волну)) входили 36 «Либерейторов» из 93BG,
из них 21 самолет (три группы по шесть самолетов и одно звено из
трех самолетов) под командованием полковника Эдисона Бэкера
должен бьш атаковать завод «Concordia Vega» севернее Плоешти,
а оставшиеся 15 (пять групп по три самолета) во главе с майором
Рамсеем Поттсом (Ramsay Potts) - подвергнуть бомбежке заводы
«Standard Petrol» и «Unirea Sperallta»);
- третья и самая мощная «волна») включала 46 бомбардиров­щиков из 98BG
(четыре группы по 10 самолетов и одна группа из
шести самолетов) под командованием полковника Джона Кэна и
должна была нанести удар по заводам «Phoenix Оil») и «Astra
Romana»), находившимся южнее Плоешти;


Стартовав с аэродрома в ливийской пустыне, самолёты должны были пройти над Средиземным морем, Грецией, Болгарией и нанести с разных направлений удары по назначенным им целям:



При подготовке экипажей им показывали специальный учебный фильм, в котором кинокамера выпол­няла "наезд" на макеты целей с такой же скоростью и под таким же углом, какой должны были видеть картину цели лётчики бомбардировщиков, выполняющие налёт.
Макеты, использовавшиеся при съемках были сделаны на основе данных, полученных от американских и английских концернов, которые в предвоенные годы участвовали в расширении румынских нефтепромыслов.
На базе тех же самых данных 855-й саперный батальон при по­мощи пустых бочек из-под топлива и насыпанных мелом линий сделал в Ливийской пустыне макет района Плоешти в натуральном масштабе.



На этом макете отрабатывалась синхронизация действий всех групп бомбардировщиков, а 28 и 29 июля на нем бьmи прове­дены два полномасштабных налета, ставших своеобразной «гене­ральной репетицией».

Вечером 31 июля 1943 г. состоялось совещание, на котором при­сутствовали пилоты и штурманы всех пяти групп. На нем командующий 9-й воздушной армией США генерал Льюис Бреретон (Lewis Brereton) объявил о том, что операция «Приливная волна» назначена на следующий день - 1 августа и что целью операции является атака yефтепромыслов Плоешти. До этого момента никто из пилотов не знал, где в действительности находятся цели, на макетах которых они тренируются.




Несмотря на тщательную подготовку операции, риск был ог­ромен.
Экипажам «Либерейторов» предстояло проделать весь путь от Бенгази до Плоешти и обратно без всякого истребительного прикры­тия и никто не брался предсказать их судьбу, если противник успе­ет подготовиться к появлению бомбардировщиков.

Обращаясь к пилотам, генерал Бреретон сказал:

- Даже если никто из вас не вернется, вылет будет все равно будет рас­ценен как успешный, если вы нанесете удар по назначенным вам объектам. Немецкие армии в России и немецкие соединения, оказывающие сопротивление нашим ребятам в Италии, практически полностью зависят от поставок румынской нефти. Внезапная, полная и безвозвратная их потеря неизбежно приведёт к крушению надежд Вермахта на успех в летней кампании этого года.
Перед вами стоит задача, которая не под силу десятку сухопутных дивизий.
Никогда еще ударная стратегическая авиация не получала столь ответственного задания...


Каждый пилот получил карточку, в которой были указаны точное время запуска двигателей, начала рулежки, взлета и дан­ные о том, какую позицию должен занять его самолет в боевом порядке группы.
Точно в 07.00 1 августа в воздух поднялся пер­вый бомбардировщик - В-24D «Wongo Wongo» май­ора Брайана Флавелла (Bгian W. Flavelle) из 376BG.
Штурман это­го самолета первый лейтенант Роберт Вильсон (Robeгt Wilson) од­новременно был штурманом всего соединения бомбардировщиков, участвовавшего в операции «Приливная волна».

Вслед за ним с пяти аэродромов, расположенных вокруг Бенгази с интервалом две минуты начали взлетать остальные бомбардировщики.
Каждый из них нес 1800 кг фугасных бомб и два контейнера с небольшими зажигательными бомбами, а также дополнительные топливные баки.
Взлетная масса самолётов значительно превышала допустимую, и бомбардировщики с работающими на максимальных оборотах двигателями тяжело поднимались в воздух.

Уже во время взлета разбились несколько самолетов - перегруженные машины не смогли оторваться от взлётной полосы и, попав в тучи песка, поднятые взлетавшими ранее самолётами потеряли ориентировку и врезались в аэродромные строения и складки местности.

А вскоре экипажи 376BG, летевшие во главе боевого порядка соединения, стали свидетелями трагического и до сих пор неясного инцидента, который едва не положил конец всей операции.
Уже упомянутый ранее «Woпgo Woпgo» майора Флавелла, возглавлявший боевой поря­док группы, без всякой видимой причины неожиданно начал быстро валиться на крыло.
Через несколько секунд самолёт упал в море и мгновенно ушел под воду. Весь его экипаж, включая первого лейтенанта Вильсона, погиб и соединение осталось без штурмана.
В сложившейся ситуации место лидера должен был занять ко­мандир 376BG полковник Кеннет Комптон, однако его самолет находился в глубине боевого порядка группы.

В бомбардировоч­ной авиации былоо принято, что командир группы занимает лиди­рующую позицию, и столь необычное местонахождение самолета Комптона объяснялось только тем, что на борту у него находился командир 9-го бомбардировоч­ного командования генерал Узал Энт, руководивший всей опера­цией «Приливная волна».
В результате Комптон должен был «про­дираться» сквозь боевые порядки своего соединения, чтобы занять место лидера.
Вся ответственность за точность навигации легла на плечи его молодого и недостаточно опытного штурмана, которо­му теперь в расчетах помогал лично генерал Энт.



Над Средиземным морем колонна сильно растянулась и многие самолёты потеряли друг друга из виду.
Позже, уже после уже более чем 5-часовового полёта, уже над Румынией, выяснилось, что в результате навигационной ошибки группа приближается к цели совсем с другой стороны.

Поскольку стало ясно, что самолёты имеют минимальные шансы атаковать заранее намеченные цели, генерал Энт отдал пилотам приказ сбрасывать бомбы на объекты по собственному выбору.
Получив сообщение, летевшие позади B-24D из 93BG во главе с полковником Эдисоном Бэкером сразу же круто повернули к дымам нефтеперерабатывающих заводов Пло­ешти, видневшимся на горизонте слева. В результате "Либерейторы" Бэкера вышли к Плоешти раньше, чем лидировавшая 376BG пол­ковника Комптона, и не как
планировалось с севера, а прямо с противоположной стороны. Когда бомбардировщики приблизились, зенитная артиллерия внезапно открыла сильнейший заградительный огонь.



К 1 августа 1943 г. она включала 36 тяжелых и 16 легких зенит­ных батарей, имевших в своем составе 164 88-мм зенитных орудия и 210 20-мм и 37-мм зенитных автоматов.



Непосредственно над рай­оном нефтепромыслов в воздухе находился 71 аэростат загражде­ния, а по железнодорожной дороге курсировала т.н. "гусеница" - специальный железнодорожный состав с зенитными установками, который, передвигаясь вместе с атакующими самолетами, мог постоянно держать их в зоне своего огня.

Как потом стало известно, в тот день противовоздушная оборона Плоешти выпустила 3552 снаряда калибра 88 мм и 56271 снаряд калибром 20 мм и 37 мм.
Для прикрытия района Плоешти румынская авиация выделила пять эскадрилий дневных истребителей и одну ночную истребительную эскадрилью, а Люфтваффе - три эскадрильи Bf-109F/G.



И вот теперь первыми убедиться в мощи противовоздушной обороны Плоешти пришлось именно пилотам 93BG. Прямо перед ними лежал нефтеперерабатывающий завод «Colombia Aquila», который по первоначальному плану был целью лишь чет­вертой «волны» бомбардировщиков.
Когда до него оставалось еще около трех миль, В-240 42-40994 «Hells Wench» полковника Бэкера, возглавлявший боевой порядок 93BG, получил четыре прямых по­падания, причем последнее их них в кабину пилотов, и загорелся.



Самолеты группы в тот момент летели над открытой ровной мест­ностью. Бэкер и его второй пилот майор Джон Йерстад (John L. Jerstad) вполне могли, произведя аварийный сброс бомб, благопо­лучно совершить вынужденную посадку, но тем не менее продол­жали вести группу на цель.
Когда до завода оставалось несколько сот метров, «Либерейтор» Бэкера получил пятое прямое попадание. Охваченный пламенем бомбардировщик, державшийся в воздухе лишь каким-то чудом, упорно летел вперед между крекинговых колонн.
И только когда самолеты 93BG начали сбрасывать бомбы на цель, он предпринял отчаянную попытку набрать высоту.
По мнению пилотов бомбардировщиков, летевших вслед за ним, это могло означать лишь одно - Бэкер и Йерстад пытались дать возможность своему экипажу выпрыгнуть на парашютах, поскольку внизу находился завод и вынужденная посадка была уже невозможна. Однако было уже поздно, и горящий «Либерейтор», свалившись на крыло, вре­зался в землю, похоронив под своими обломками весь экипаж из десяти человек.
Накануне на предполетном совещании в ответ на вопрос кого-то из своих пилотов, что он будет делать, если его самолет подобьют, Бэкер сказал: «Я доведу вас до Плоешти, даже если мой самолет развалится на части».
И он выполнил свое обещание...
За налет на Плоешти полковник Эдисон Бэкер и его второй пилот майор Джон Йерстад были посмертно награждены высшей амери­канской наградой - Медалью Почета (Medal of Honor).

На B-24D 42-40753 «Eager Egle» первого лейтенанта Ллойда Хьюжеса (Lloyd D. Hughes) зенитными снарядами бьmи пробиты крыль­евые топливные баки.



Боковые бортстрелки сержанты Малькольм Далтон (Malcolm С. Dalton) и Эдмонд Смит (Edmond Н. Smitl1) со­общили своему командиру, что видят, как из поврежденных баков струйками вытекает горючее, но Хьюжес решил продолжать атаку.
В следующее мгновение после того, как были сброшены бомбы, языки пламени с земли достали до пробитых крьльев «Либерейто­ра», которые сразу же вспыхнули.
Хьюжес направил самолет в до­лину реки Прахова, которая протекала вдоль западных окраин Кымпины, чтобы совершить там вынужденную посадку. Неожи­данно прямо по курсу горящего как факел бомбардировщика по­казался бетонный мост. В последний момент Хьюжес и второй пи­лот Чарльз Халл (Charles Т. Hull) попытались немного набрать вы­соту, но было уже поздно, и через несколько секунд «Либерейтор» взорвался.
Вы мне не поверите, но два че­ловека из его экипажа при этом всё же остались в живых - боковой борт-стрелок Эдмонд Смит и хвостовой борт-ст­релок Томас Хофф (Thomas А. Hofl)


Всего 1 августа 1943 г. румынские пилоты сбили девять (один тараном!) и повре­дили три В-24.



Румынская же авиация при потеряла два истребителя, и еще два получили повреждения, один пилот погиб и один был тяжело ранен.


Их союзники из Люфтваффе сбили семь и повредили девять «Либе­рейторов», потеряв при этом три Bf-109G.



Обратно «Либерейторы», принимавшие участие в операции «Приливная волна», добирались уже кто как мог - небольшими группами или поодиночке. Восемь наиболее сильно поврежденных самолетов, не имевшие шансов дотянуть до своих аэродромов, были вынуждены совершить посадки на территорий нейтральной Турции, где их экипажи были интернированы.
23 бомбардиров­щика приземлились на английских аэродромах на островах Кипр и Мальта, на аэродромах в южной части Сицилии, которая к это­му времени уже находилась в руках союзников...
Самолеты, направлявшиеся на Кипр, летели туда по кратчай­шему пути через турецкую территорию.
Одним из них был B-24D «Sweet Adeline» первого лейтенанта Стапислауса Подо­лока (Stanislaus J. Podolok) из 389BG.
Уже над Турцией он догнал «Либерейтор» из 98BG, который на трех двигателях тоже тянул в сторону Кипра. Рации у обоих отказали, и поэтому пилотам пришлось вести переговоры при помощи лам­п АНО, передавая ими сигналы азбуки Морзе. Оба пилота решили дер­жаться вместе, что, как оказалось правильным решением, ибо вскоре в воздухе появились турецкие истребители Р-40С, которые попытались заставить бомбардировщики совершить посадку.



В ответ пулеметы обоих «Либерейторов» раз­вернулись в их сторону, красноречиво давая понять туркам, что американские экипажи не намерены им подчиняться. Видимо, ни одна из сторон не захотела дальнейшего развития конфликта, и потому турецкие истребители поверну­ли назад, а В-24 беспрепятственно покинули воздушное простран­ство Турции и вскоре приземлились на английском аэродроме око­ло Никосии.

Последним само­летом, приземлившимся в Бенгази, стал В-24D «Libeгty Lad» Кентона Макфарланда (Kenton D. McFaгlaпd) из 93BG, проведший в воздухе 13 часов 45 минут(!!!)
Он смог дотянуть до побе­режья Северной Африки на двух двигателях, а его экипаж, чтобы максимально облегчить самолет, демонтировал и выбросил за борт практически всё, что только можно было открутить или оторвать от фюзеляжа в полёте...
При этом, поскольку оба работавших двигателя находились на одном крыле, бортмеханик и бомбардир всю обратную дорогу помогали пилотам удерживать педали рулей направления, чтобы не дать «Либерейтору» завалиться в штопор.



Суммарные потери по американским меркам были ужасающими - из примерно 170 самолетов, поднявшихся утром в воздух, 53 были уничтожены, 23 вынужденно сели в разных местах, 88 вернулись на свои базы, но значительная часть из них были впоследствии списана, как не подлежащие восстановлению.

В результате налета общий объем производства нефтепродуктов в Плоешти сократился более чем наполовину и составил всего 46% от прежнего.
Завод «Cгeditul Minen» - единственный в Румынии производитель высокооктанового авиационного бензи­на был практически уничтожен. Завод «ColomЬia Aqнila» бьm выведен из строя на одиннадцать
месяцев, восстановление завода «Astra Romana» заняло семь меся­цев, а завод «Stella Romaпa» не работал до декабря 1943 г. Меньше всего пострадал завод «Concordia Vega», но и он смог выйти на прежний объем производства только через шесть недель.

P.S. Всем, кто дочитал до этого места - красивый бонус :)



Tags: АВИА., ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА., ИСТОРИЯ.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ЧУДО НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА (+ ФОТО).

    Оригинал взят у mon_sofia в ЧУДО НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА (+ ФОТО) 22 мая, 2012 • Протоиерей Игорь Пчелинцев Наверное, самый…

  • Так закалялась сталь.

    Я конечно же знал как создавалось это произведение, но очередной раз читая эту историю неумышленно пытался поставить себя в описанные…

  • Чайные клиперы./Tea clippers.

    Кли́пер (от англ. clipper или нидерл. klipper) — парусное судно с развитым парусным вооружением и острыми, «режущими воду» (англ. clip)…

  • Последний европеец.

    Последний европеец. Старая статья,которая до сих пор актуальна. Жослен Бомон – последний европеец. Грустные мысли возникают после…

  • Сражение на рейде Даунс.

    В начале 1639 года испанцы, воюющие уже 18 лет без перерыва практически со всей Европой, оказались лицом к лицу с очень серьезными…

  • Кинозал.

    Вечерний кинозал Вечерний кинозал Развод по-итальянски.

  • Вивиан Майер.

    Вивиан Майер. Информацию об этой женщине вы вряд ли найдете. Она не знаменитый фотограф. При ее жизни ни одна ее работа даже не была…

  • Пинок под зад в награду за службу: позорная тайна гибели «Индианаполиса».

    Гибель тяжёлого крейсера «Индианаполис» стала одной из самых трагичных страниц в истории американского флота. В результате только одного…

  • Чёрные птицы.

    Бомбардировщик ВВС США А-26 "Инвейдер". Традиция массово красить самолёты в чёрный цвет появилась во время Второй мировой.…

promo nemihail 11:00, вчера 116
Buy for 20 tokens
Трудно представить, что сейчас можно чувствовать себя комфортно, при этом не общаясь с техникой на «ты». Скорее даже — на «эй ты, хеллоу, где мой горячий чай?» ))) Я говорю не про машины, самолеты или космические корабли, здесь другая история. Я про банальное:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments