navy_chf (navy_chf) wrote,
navy_chf
navy_chf

Categories:

КАМИКАДЗЕ: СИЛА НЕБА. I.


Битва в заливе Лейте (октябрь 1944 года) бушевала уже несколько дней. Японцы рассчитывали поймать неприятеля на крючок, выведя в море свои последние авианосцы в качестве приманки. Американцы заглотили наживку, но не попались – все обернулось лишь полным уничтожением японского авианосного флота. Пошли ко дну и многие линкоры страны Восходящего солнца. Внушительный список их потерь начинался с монструозного «Мусаси», что со своими систершипами являлся самым крупным в мире. К рассвету 25 октября основная часть сражения была позади, и американцы сосредоточились на обеспечении высадки на Филиппины.

Три группы эскортных авианосцев заняли позиции к востоку от залива Лейте. В 7-40 утра радиолокационные станции эсминцев охранения обнаружили 4 истребителя «Зеро», идущих в облаках на высоте в 3 километра. Никто не успел осознать, что происходит, когда первый из них ринулся в отвесное пике, выбрав целью авианосец «Сэнти». На последнем кипела работа по дозаправке и вооружению самолетов – о лучшем времени для атаки можно было только мечтать. Никто не ожидал прямого тарана, да и пикировал японец со стороны солнца, поэтому «Сэнти» не успел ни сманеврировать, ни открыть огонь из зенитных орудий.
Самолет врезался в палубу недалеко от кормового подъемника. Тут же начался пожар, жертвами которого стали 16 человек и бесчисленное количество ценного имущества. Пламя быстро подбиралось к восьми 450-килограммовым бомбам, взрыв которых гарантированно прикончил бы пылающий авианосец. Ценой неимоверных усилий их удалось вовремя сбросить за борт.

Фотография, сделанная на авианосце «Сэнти» во время удара
Другой «Зеро» зашел со стороны авианосца «Суони», но словил зенитный снаряд и, уходя с траектории огня, ринулся на авианосец «Сэнгамон». Несмотря на то, что самолет был явно поврежден, пилот удерживал машину, метя точно в передний подъемник. Он бы неминуемо туда попал, но зенитчики с «Суони» ели своей хлеб не зря, и сумели поразить японца еще раз. После этого он окончательно потерял направление и рухнул в море справа от «Сэнгамона».
Третий «Зеро» пикировал на авианосец «Петроф бэй», но к тому времени американцы уже окончательно опомнились, и непрерывно посылали в неприятеля снаряд за снарядом. Этот факт вкупе с искусным маневрированием корабля определил неудачу пилота-смертника, который упал в море, лишь обдав брызгами палубу предполагаемой жертвы.
Авианосцу «Сэнти» отчаянно не везло. С начала атаки прошло лишь 16 минут, как его поразила выпущенная с подводной лодки торпеда. Это попадание сильно усложнило борьбу за живучесть корабля – он кренился на бок и еще продолжал гореть. Но зенитные расчеты и не думали покидать свои места, сопровождая стволами орудий последний «Зеро», нарезающий круги на высоте в 2,5 километра.
Расстояние было велико, но по замешкавшемуся смертнику вели огонь все имевшиеся корабли, и уже скоро за ним потянулся хвост густого черного дыма. Судя по всему, этот факт прервал раздумья японца, и, перевернувшись через крыло, он устремился на «Суони». К этому времени американцам удалось поднять в воздух истребители «Хеллкет», один из которых успел приблизиться к «Зеро» и попытался его перехватить. Но в самоубийственной атаке участвовал опытный и ценный пилот, который ловким маневром сумел увернуться и продолжить пикирование на авианосец.
Смертник поразил цель в 8-04. От взрыва образовалась 6-метровая пробоина и вышло из строя рулевое управление. Удивительно, но количество пострадавших было небольшим, и даже никто не погиб. Пожар довольно быстро потушили, и уже в 10-09 «Суони» продолжил взлет и посадку самолетов. Рапорт капитана был краток: «Все, что мы нашли от японца, это куски мяса. Авианосец снова готов к сражению».

Фрагменты самолета камикадзе на авианосце «Суони»
Так завершилась первая в истории атака камикадзе.
Эскортные авианосцы не были крупными кораблями стратегического значения. Они даже не соответствовали классу легких (CVL), которые являлись довольно ценными судами и могли двигаться со скоростью в 33 узла. Эскортный авианосец (CVE) обладал максимальной скоростью хода лишь в 18 узлов, и мог быть построен на базе любого крупного транспорта или танкера. К моменту высадки на Филиппинах у американцев на Тихом океане было 53 таких корабля, и повреждение одного из них (или даже десятка) никак не могло хоть сколько-нибудь ослабить боевой мощи Штатов.
Камикадзе задумывались, как очередное «оружие национального спасения», как некая самая крайняя, но необходимая мера, которая убережет страну от неминуемого поражения перед лицом подавляющего превосходства Америки. Это очень важно при попытках оценить «провал» или «победу» тактики камикадзе – как вводившие ее военачальники в своих воззваниях, так и японские авторы после войны многократно делали акцент на уникальности этой тактики. Сама по себе она неизбежно вела к полной деградации авиации, как таковой (ведь пилоты – ценные специалисты, которых надо долго «выращивать»), и ставка в игре была слишком велика, чтобы разменивать все на простое «увеличение шанса попадания». За «победу» в такой игре могло считаться лишь глобальное отступление американцев и спасение Японии от вражеской оккупации.
На Филиппинах, которые попали в руки к янки вопреки всем стараниям камикадзе, подобная миссия выполнена явно не была. И, тем не менее, воздушные смертники являлись единственными исполнителями самоубийственных атак, не несущих в себе явно отрицательного баланса. За 25 октября летчики морской авиации смогли потопить один эскортный авианосец («Сент-Ло») и повредить шесть – и это, потеряв всего лишь 17 самолетов. Пока что доктрина самоубийственных воздушных ударов выглядела привлекательной с точки зрения простой эффективности. 2-й воздушный флот лишился 150 самолетов, но не добился ровным счетом ничего. Возможно, в условиях тотального превосходства противника камикадзе оставались единственным способом хоть как-то сражаться.
Эта логика казалась японским штабистам привлекательной, и впоследствии они энергично занялись формированием корпуса камикадзе. Однако на Филиппинах японцы использовали опытнейших летчиков, которых становилось все меньше. Постановка самоубийственных атак на поток грозила разом прихлопнуть всех более-менее нормальных пилотов, после чего не оставалось бы ничего иного, кроме как бросать в бой неумелых юнцов. Да, тактика камикадзе обещала определенный всплеск эффективности, но в ее основу был заложен крах самой способности воздушных сил оказывать хоть сколь-нибудь осмысленное сопротивление. За тактикой камикадзе неизбежно вырастали поражения, остовы разбитых самолетов и силуэты сгоревших дотла японских городов.
Но всему этому было суждено настать позже, а пока что сражение за Филиппины продолжалось, и темпы наращивания корпуса камикадзе лишь увеличивались. Флотская авиация всегда находилась в лучшем состоянии и обладала чувством элитарности и высоким боевым духом, и ее пилоты массово записывался в смертники на волне энтузиазма. Армейские же воздушные силы всегда комплектовались по остаточному принципу, и начали безнадежно проигрывать противнику еще год назад. Там, как правило, наблюдалось более зрелое отношение к жизни, что выливалось в отсутствие толп радостных юнцов, готовых самоубиваться во имя величия Японской империи.

Камикадзе перед вылетом
По этой причине формирование армейских камикадзе шло в принудительном порядке – туда зачисляли целыми подразделениями. Это далеко не всегда вызывало понимание даже у привыкших к подобным вывертам сознания японцев. Имелись случаи открытого несогласия и возмущения – обычно таких людей старались тихонько перевести в другую часть. Впрочем, традиционное японское общество со своими специфическими понятиями о чести всегда находило способ оказать давление на колеблющихся, и открытых несогласных было мало. В такой атмосфере не могло не происходить осечек, временами напоминавших командованию, что давить на вооруженного смертника – идея не из лучших. В частности, был зафиксирован как минимум один случай, когда камикадзе таранил собственный командный пункт.
Стоит отнестись с сомнением к энтузиазму даже тех камикадзе, что соглашались проводить самоубийственные атаки. Так, 11 ноября один из американских эсминцев вытащил из воды летчика, который не смог поразить авианосец, и врезался в море. На допросе тот охотно делился любой информацией, и заявил, что 27 октября его подразделение было целиком переведено на тактику камикадзе. Летчик с самого начала находил эту идею максимально глупой и неэффективной, но не решался сказать об этом товарищам. Тот факт, что он выжил при ударе о воду, наводит на мысли о безопасном для жизни угле пикирования, что, в свою очередь, ставит вопрос, был ли случайным его промах.
Феномен летчиков-самоубийц до сих пор носит романтическую окраску. В массовом сознании чуть ли не каждый из них нанес противнику страшный урон. Каждый потопил чуть ли не по линкору и тяжелому авианосцу. Образ камикадзе подается людям с таким восхищением, что у обычного читателя создается четкая картина супероружия, которое едва ли не заставило американцев подписать мирный договор.
На самом же деле камикадзе так и не потопили ни одного военного корабля тяжелее эсминца или неповоротливого и не поражающего размерами эскортного авианосца, которые Штаты могли печь, как горячие пирожки. Да, в камикадзе японцы нашли возможность воевать и наносить потери врагу, который превосходил их настолько, что обычные атаки не дали бы вообще ничего. Но вся отчаянность мер и самоотверженность основной массы самоубийц не могла даже замедлить продвижение американцев.
Крейсерам и линкорам камикадзе в подавляющем большинстве случаев даже не могли причинить несовместимых с продолжением сражения повреждений. Так, 26 ноября в заливе Лейте массовой атаке камикадзе подвергся легкий крейсер «Монтпелиер». Корабль как раз загружался топливом, поэтому из 8 атаковавших его самолетов 5 попали в цель. Судно, тем не менее, не только выжило, но и сохранило боеспособность. А тяжелый крейсер «Австралия» подвергался атакам групп камикадзе 4 раза, терпел урон и множественные попадания, но оставался в строю до самого конца сражения.

Камикадзе пытался протаранить тяжелый крейсер. Результаты, если не считать живописного отпечатка, нулевые
Большая часть камикадзе сбивалась ураганным зенитным огнем и истребителями. В попытках преодолеть эти обстоятельства японцы пытались атаковать американский флот по ночам. На что надеялись авторы этой идеи, посылая этих далеко не всегда искусных пилотов в бой в таких условиях, непонятно. Попытки применения летчиков-самоубийц в темноте с треском провалились – никто из них не смог найти цель, и все врезались в море. Даже у японского командования хватило ума не повторять этих попыток и сконцентрироваться на обычной дневной войне.
7 декабря, в годовщину Перл-Харбора, камикадзе атаковали старенький эсминец «Уорд». Три года назад, когда японцы наносили свой первый удар по Америке, этот корабль произвел первый выстрел ВМС США в войне на Тихом океане. Из трех самолетов в него врезался только один, но попадание было удачным, и судно мгновенно загорелось. Оценив перспективы, капитан приказал покинуть корабль, после чего тот (кому нужен дрейфующий по волнам горящий факел?) был потоплен орудийным огнем. Ирония судьбы заключалась в том, что обстрелом руководил капитан эсминца «О’Брайан», который командовал самим «Уордом» во время событий в Перл-Харборе.
К этому времени постоянные атаки камикадзе, регулярно наносящие ущерб, стали привычным делом, и американцы уже выработали методы противодействия. Еще только разрабатывая тактику самоубийственных воздушных атак, японцы предполагали не в последнюю очередь и моральный эффект. Наша готовность жертвовать жизнью, рассуждали они, наведет ужас на европейских варваров, и те оцепенеют перед непоколебимой решимостью. Подобная постановка вопроса вообще характерна для азиата, и особенно для японца. Любопытно, что она не умерла с окончанием войны, а перекочевала на страницы публицистической литературы, откуда растеклась по широким просторам Интернета.
Существует распространенное заблуждение, что применение камикадзе вызвало у американских военных массовый и неподконтрольный командованию шок, ужас, истерию. Это, разумеется, не так. Конечно, столкнувшись с массовыми самоубийственными атаками, американцы были, мягко говоря, удивлены. Первоначально они даже испугались. Но это ни в коей мере не мешало им разумно, действенно и согласованно препятствовать «богам ветра» исполнять свою миссию. Большинство камикадзе были сбиты ураганным артиллерийским огнем, а команды поврежденных кораблей проводили временами многочасовую, опасную и упорную борьбу за живучесть судна и творили чудеса.
Не было никакой массовой деморализации. Японскому безразличию к собственной жизни команды ВМС США противопоставили англосаксонский холодный расчет, а также чисто американский юмор. Когда на палубу поврежденного авианосца выбрасывало обгорелое тело очередного камикадзе, личный состав тут же сбегался к погибшему. Ими двигало не стремление посмотреть на того, кто, презрев собственную жизнь, отправился в свой последний полет. Не желание почтить его память, как могли бы подумать потребители романтических образов. Нет, в первую очередь американцами руководило желание заиметь себе классный сувенир. Особенной популярностью пользовались пуговицы с выбитыми на них лепестками сакуры, которые составляли самый узнаваемый (не считая знаменитой повязки на лбу) атрибут формы воздушных смертников.

Очередной камикадзе, промахнувшийся мимо цели
Современной массовой культуре удалось создать приукрашенный образ камикадзе, подчеркивающий впечатление, что они наносили войскам Союзников намного больший урон, чем на самом деле. Это только лишний раз доказывает оправданность действий американской цензуры, что тщательно препятствовала распространению информации о действиях летчиков-самоубийц за пределами районов боевых действий. Этим дальновидно пресекались слухи и небылицы, подобные тем, что циркулируют сегодня по пространствам Сети.
Это была первая мера, которую получалось принять незамедлительно. Последующие требовали времени, но и давали больший эффект. Во-первых, американцы провели организационные изменения, сократив количество авианосных групп в оперативном соединении с 4 до 3. Это определенным образом сказалось на гибкости, но теперь каждая группа обладала большим ударным потенциалом. Приняв решение сбивать камикадзе еще на подлете, янки резко увеличили количество истребительной авиации на тяжелых авианосцах. Это снизило бомбовую нагрузку авиагруппы, но в разумных пределах, ведь истребитель «Хеллкет» мог нести до 400 килограмм бомб и использоваться в качестве штурмовика.
Теперь каждая авианосная группа прикрывалась со всех сторон. Увеличили количество самолетов в авиапатрулях. Эсминцы радарного обеспечения занимали позиции на наиболее вероятных направлениях атак камикадзе на расстоянии в 40 морских миль от основных сил и передавали информацию. Они, правда, вызывали нездоровый интерес со стороны пилотов-смертников, но, во-первых, у них было прикрытие из самолетов авианосцев, безопасность которых эти эсминцы обеспечивали. А, во-вторых, потерять эсминец было не так жалко, как даже эскортный, но авианосец.
Но наиболее эффективными, разумеется, были агрессивные наступательные действия. Американцы вычисляли расположение аэродромов камикадзе и сметали их воздушными бомбардировками. Японцы, правда, шли на хитрость, изготавливая деревянные макеты самолетов. Один из механиков шутливо хвастался, что «авиазавод его аэродрома производит до 60 машин в месяц». Маскируя эти «самолеты» нарочно небрежно, личный состав баз успешно обманывал американцев, но это не играло существенной роли. Превосходство Штатов было настолько подавляющим, что на аэродромы прилетала новая волна, затем еще и еще, и итогом было тотальное уничтожение всего, что стоило хоть какого-нибудь внимания.
Становилось больше зенитных автоматов («Эрликонов» и «Бофорсов») на кораблях. На эскортных авианосцах их количество довели до 50, на легких до 70, и до 120 на тяжелых. Их расчеты пробовали новые способы стрельбы, из которых особенно удачным оказался огонь по водному пространству вокруг кораблей. Поднимающиеся всплески затрудняли ориентирование камикадзе, что пытался подкрасться к цели на сверхмалых высотах, и он неизбежно промахивался. Кроме того, успешным оказалось применение включавшихся в последний момент прожекторов, ослеплявших уже ринувшихся в последнее пике смертников.

Продолжение следует...http://navy-chf.livejournal.com/3221899.html
[Источники]Источники:
Автор: Тимур Шерзад.
Источник:https://fakel-history.ru/

Tags: ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА., КАМИКАДЗЕ., США., ЯПОНИЯ.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ЧУДО НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА (+ ФОТО).

    Оригинал взят у mon_sofia в ЧУДО НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА (+ ФОТО) 22 мая, 2012 • Протоиерей Игорь Пчелинцев Наверное, самый…

  • Так закалялась сталь.

    Я конечно же знал как создавалось это произведение, но очередной раз читая эту историю неумышленно пытался поставить себя в описанные…

  • Чайные клиперы./Tea clippers.

    Кли́пер (от англ. clipper или нидерл. klipper) — парусное судно с развитым парусным вооружением и острыми, «режущими воду» (англ. clip)…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments