navy_chf (navy_chf) wrote,
navy_chf
navy_chf

Гравелинское сражение: Англия против Непобедимой Армады.


Испанцам в морской историографии не слишком повезло. Почти вся история XVI века до недавнего времени опиралась только на английские источники, что привело к появлению дикого количества совершенно немыслимых мифов. Спроси почти любого – он ответит, что англичане разгромили Непобедимую Армаду у Гравелина, и что с этого момента начался закат морского могущества Испании.
Что же на самом деле произошло у Гравелина 8 августа 1588 года?
Предыстория.


Англо-испанские противоречия нарастали давно, ещё с 1560-х годов. Причин не любить друг друга у двух морских супердержав было много, но последней каплей стало официальное подписание английской королевой договора о военной помощи Нидерландам, восставшим против власти Габсбургов.
В конце концов, Филипп II решил послать к берегам Англии большой флот, высадить там свои войска и произвезти дворцовый переворот – либо заставить Елизавету действовать под диктовку испанского короля. Планировалась именно молниеносная операция, ибо на тот момент Испания уже участвовала в нескольких затяжных войнах, и ввязываться в ещё одну король не хотел.
В результате, после долгих перипетий, испанцы снарядили большой флот – 21 галеон, 2 галисабары, 39 нао, 30 «уркас», 22 паташа, 2 пинаса, 4 галеаса, 4 галеры, 8 забар — итого 132 корабля (из них 67 водоизмещением более 500 тонн) общим тоннажем в 59 394 тонны с 2493 орудиями всех калибров. На борту находилось 30 565 моряков и солдат, а также припасы и провиант на такое количество людей, поэтому часть кораблей была ужасно перегружена. Командующим флотом был назначен герцог Медина-Сидония.
Задача, поставленная Армаде Филиппом II, была проста: не отвлекаясь на затяжные бои, дойти до Дюнкерка и перевезти на Альбион опытное 27-тысячное войско своих союзников – Фламандскую армию под командованием племянника испанского короля Алессандро Фарнезе. Высадить «десант» на сушу испанцы планировали в районе британских портов Дувра и Маргейта.
Поход Непобедимой Армады.
28 мая 1588 года Армада вышла из Лиссабона. Противный ветер и штормы задержали флот Сидонии в пути, но 30 июля испанцы, наконец, вошли в Английский канал, сегодня чаще именуемый Ла-Маншем.

Армада в море.

Кто же готовился к их встрече?
К маю 1588 года английский флот насчитывал 34 королевских галеона и 163 зафрахтованных приватира — всего 197 кораблей. Из этого количества 30 судов имели водоизмещение от 200 до 1000 тонн. 19 королевских кораблей имели не менее чем по 30 пушек. 12 кораблей из этого числа были приватиры под началом корсаров — Фрэнсиса Дрейка, Мартина Фробишера, Джона Хокинса, лорда Чарльза Говарда Эффингемского. Последний и был назначен главнокомандующим флотом.
Суммарный тоннаж английских кораблей составлял всего 29 744 тонны (то есть средний корабль был водоизмещением 150 тонн, что соответствовало испанскому паташу), общая численность команд составляла 15 551 человек. Согласно доктрине Джона Хокинса, назначенного в 1573 году казначеем и инспектором Ройял Неви, победить испанцев рассчитывали в артиллерийском бою. Именно для этого строились корабли нового типа готовились их команды.
5 августа испанцы пришли на рейд Кале и связались с Алессандро Фарнезе, для перевозки которого были посланы. Однако в море выйти фламандцы не могли — Дюнкерк и Антверпен были блокированы голландским флотом Юстина Нассауского.
Атаковать голландский флот, имея в тылу англичан, причём превосходящих испанцев в численности, было подобно смертоубийству — даже если бы Медине-Сидонии и удалось бы прорваться сквозь заслоны «морских гезов» на рейд Дюнкерка, выйти обратно уже не получилось бы. Если сюда добавить проблемы с боеприпасами на кораблях Армады — понятно, что уже на этой стадии план высадки в Англии рухнул.

Армада у берегов Англии.

Новости о неготовности армии Фарнезе к высадке произвели эффект разорвавшейся бомбы. Уже тогда испанцами рассматривается вариант повернуть обратно и вернуться в родные порты. Пока что этому плану благоприятствовал ветер — устойчивый зюйд-ост. Но всё же решили выждать. 6 августа испанцев пытался атаковать Говард, соединившийся с Сеймуром. Перестрелки шли весь день, но потерь не было. Обе стороны начали испытывать недостаток пороха, англичане отошли к своим берегам пополнить запасы.
Дуновение Господа
На следующий день англичане по совету Дрейка решили провести атаку брандерами. Для этого были выделены следующие парусно-гребные суда: барк «Тальбот», пинас «Хоуп», хоу «Томас», барк «Бонд», мелкие корабли «Бир Янге», «Элизабет», «Энджел» и «Кюрс шип». В ночь с 7 на 8 августа подожжённые брандеры с попутным ветром направили на испанцев.
Стоит сказать, что в Англию чуть ранее бежал изобретатель «адских машинок» Джианибелли, который в марте 1585 года во время осады Антверпена спустил на испанцев брандеры, на которые нагружался порох и множество горючих материалов – сера, уголь, смола, вязанки хвороста. Внутрь корпуса брандеров клались гранаты, заполненные свинцовой дробью, кусками железа, гвоздями, осколками стекла. Кроме того, из основания судна выходили шесть железных воздуходувов, которые во время взрыва извергали длинные струи огня (прообраз огнемётов). Тогда при взрыве такого брандера погибло более 800 испанцев. Естественно, что испанцы знали, что Джианибелли в этот момент находится в Англии, более того – назначен к Говарду помощником по флоту.
И когда на Армаду пошли горящие суда – испанцы были уверены, что на них идут «адские машинки» Джианибелли, а не обычнее лодки с горючим веществом. Это вызвало панику на рейде Кале. Капитаны галеонов в спешке рубили якоря, галеас «Сан-Лоренцо» вылетел на мель и на следующий день был взят на абордаж (причём потери англичан составили 200 человек), флот испанских донов рассеялся по морю. 8 августа англичане сблизились и осыпали ядрами рассыпавшиеся испанские корабли, причём у Медины-Сидонии под рукой оказалось всего 40 кораблей – остальные снесло западнее.

Атака брандерами на рейде Кале.

Так началось сражение при Гравелине. Из книги английского историка Уильяма Томаса Уэлша:
«Яростный бой продолжался с 9.00 до 18.00. У Медины-Сидонии было в этот момент всего 40 кораблей, с которыми он противостоял всему английскому флоту. Испанцы сражались с отчаянной решимостью. Никогда ни до, ни после – даже при Лепанто – испанские моряки и морские солдаты не давали такого примера неустрашимости, как в этот день, 8 августа. И это – после девяти дней беспрерывных боёв, после ужасной ночи, полной душевного волнения и страха, вызванного атакой брандеров и потерей якорей»
Англичанам удалось отрезать от основных сил 6 испанских галеонов («Сан-Мартин», «Сан-Маркос», «Сан-Хуан де Сицилия», «Тринидад Валенсера», «Сан-Фелиппе» и «Сан-Матео») и навалиться на них. По отчётам испанцев — их атаковало аж 150 кораблей (в это мало верится, но англичане наверняка превосходили противника во много раз), однако вовремя прорвавшиеся эскадры Рекальде и Окендо и помогли отбиться. Орудийным огнём было сильно повреждено 665-тонное 24-пушечное зафрахтованное судно «Мария Хуан». 10 августа оно затонуло от полученных повреждений у Гравелина, причём экипаж с него был снят.
Эскадра Дрейка (50 вымпелов) в течение трёх часов расстреливала галеон «Сан-Мартин» (1000 строевых тонн, 48 пушек) с убойной дистанции – 30–50 ярдов. На нём были сильно повреждены мачты, но галеон ночью смог отремонтироваться и соединиться с основными силами. Далее подошли Хокинс и Фробишер со своими дивизионами, и 17 английских кораблей два часа расстреливали галеон «Сан-Фелиппе» (840 тонн, 40 пушек). На галеон «Сан-Матео» (750 тонн, 34 пушки) три раза восемь английских кораблей заходили на абордаж, и все три раза были отбиты.

Гравелинское сражение.

А далее… у англичан просто заканчиваются ядра и порох, и они уходят.
Несчастные «Сан-Фелиппе» (840 тонн, 40 орудий) и «Сан-Матео» (750 тонн, 34 орудия) после шестичасового боя получили сильные повреждения и отстали. Оба они сели на мель, а команды были перебиты голландцами – причём на «Сан-Фелиппе» после капитуляции команды галеона, а на «Сан-Матео» – в результате ожесточённого абордажного боя.
Из голландского описания последнего боя «Сан-Матео»:
«Как только наши лодки приблизились к обречённому испанскому кораблю на 15 ярдов, у бортов испанца появилась стена аркебузиров, которая дала по нам прицельный залп. Много моих товарищей было ранено и убито, часть слетела с лодок в море. С мачт вели беспокоящий огонь испанские мушкетёры, от пуль их тяжёлых ружей не спасали даже кирасы. Несколько лейтенантов, возглавлявших абордажные партии, было убито этими мушкетёрами. Нам всё-таки удалось проникнуть на борт, и началась свалка, жестокая и беспощадная. Пощады не знали ни мы, ни наши враги. Кровь лилась рекой»
Повреждённый нао «Тринидад Валенсера» взял курс на Брюгге, но около Бланкенберге был перехвачен английским капитаном Робертом Кроссом на «Хоуп» и сдался после получасового обстрела. Следует также упомянуть и португальскую «урку» «Сан-Педро Менор», которая перед боем перешла на сторону англичан со всем экипажем.
И всё же к полудню 9 августа англичане и голландцы были отбиты по всем направлениям.
В этот же день пришло сообщение от Фарнезе, что войска смогут быть готовы к погрузке не раньше, чем через две недели. На очередном военном совете развернулась жаркая дискуссия по поводу последующих действий. Адмиралы Рекальде, Лейва и Окендо говорили, что атака у Гравелина не привела к победе англичан. Они предлагали Армаде дрейфовать у входа в Па-де-Кале в ожидании обычного в тех краях норд-веста и готовности Фарнезе, прорваться в Дюнкерк, погрузить войска и высадить их в Англии. Но хотя мнение этих адмиралов и было очень весомым, Медина-Сидония решил всё же провести голосование. Большинство высказалось за то, чтобы вернуться обратно в Ла-Манш и вести корабли домой.
Однако и этим планам не суждено было сбыться. Ветер переменился на юго-западный, потому командование Армады решило обойти вокруг Британских островов и вернуться в Испанию. Английская королева, узнав о решении иберийцев, сказала очень точно: «Дунул Господь, и они рассеялись!».

Поход Армады.

Дальнейшая судьба Армады широко известна. До 11 августа англичане, не веря своему счастью, осторожно следовали за испанцами, но не атаковали их. 12 августа испанцы миновали Фёрт-оф-Форт, к 20-му были около Оркнейских островов. Уже в этот момент на эскадре было около 3000 больных и обмороженных. 3 сентября часть эскадры миновала пролив между Гебридскими островами и Шотландией. К этому времени корабли были рассеяны по морю.10 сентября испанские суда достигли Ирландии. Надежды на помощь братьев по вере не оправдались — ирландцы грабили и убивали выживших. Множество моряков умерло от голода. О негостеприимные скалы этого острова разбилось 20 испанских кораблей. 21 сентября на рейд испанского Сантандера вошли остатки Бискайской Армады Рекальде. С 22 по 30 сентября прибывали отставшие. Часть кораблей дошли до Ла-Коруньи, Сан-Себастьяна и Ферроля. Всего Наисчастливейшая Армада потеряла 63 корабля, из них только 7 — боевые потери. Стоимостная оценка потерь — 1 миллион 400 эскудо. Кроме того, Армада не досчиталась 10 000 моряков.
Уроки Гравелина
Но давайте всё же поговорим о результатах сражения при Гравелине. Итак, испанцы имели 125 кораблей (из 132 единиц – 3 корабля были потеряны при Плимуте, а 4 галеры не смогли справиться с волнением моря и ушли во Францию).
В результате боя при Гравелине, в котором со стороны противника действовало 195 кораблей (155 английских и 40 голландских), испанцы потеряли 5 кораблей (галеас «Сан Лоренцо», галеоны «Сан-Фелиппе» и «Сан-Матео», «урку» «Сан-Педро Менор» и нао «Тринидат Валенсера»), из них только три – непосредственные потери от повреждений в бою, и то – не утоплены, а взяты на абордаж. То есть, 3 из 125 кораблей.
Действительно ли это можно считать решающей победой? Гораздо больше это похоже на провал концепции Хокинса о генеральной роли артиллерии в морском бою. Это выглядит не таким уж и фантастичным, если вспомнить, что орудия больших калибров тогда обладали малой дальностью выстрела, а залп из лёгких орудий не мог пробить борт вражеского корабля. Для примера, на испанских и голландских кораблях очень редко встречались орудия более 26 фунтов. Это полностью укладывалось в концепцию вспомогательной роли артиллерии: задача пушек – быстро стрелять, а большие калибры требовали значительного времени на перезарядку.
Таким образом, первый вывод, сделанный из боёв в Ла-Манше, был следующим – главным приёмом морского боя был и остаётся абордаж.
В то же время, бои с Непобедимой Армадой показали, что быстрые, лёгкие, манёвренные суда легко могут избежать абордажа более тяжёлых, но неповоротливых галеонов противника, а также легко удержат такое расстояние, на каком пушки галеонов будут малоэффективны. Отсюда последовал второй вывод – в эскадре обязательно должно быть довольно большое число малых судов, которые либо будут отгонять подобные суда от главных сил, либо атаковать противника. Понятно, что один на один малое судно с маленькой командой почти не имеет шансов при абордаже вражеского корабля. Отсюда флотоводцы сделали ещё один вывод – при абордаже больших кораблей малыми надо создать локальное превосходство в силах, то есть один большой корабль должно атаковать три-пять малых кораблей.
Так появилась тактика «роя». Для атаки противника корабли выстраивались в соответствии с данной тактикой – то есть, концентрируясь у флагманов дивизионов. Каждый дивизион насчитывал три-пять кораблей. Сам флот делился на авангард, арьергард и центр, причём авангард и арьергард часто использовались не как передняя и задняя линии кораблей, а как на суше – по флангам, «полк правой руки», «полк левой руки». Руководство боем присутствовало только на начальном этапе, далее каждый корабль сам выбирал себе цель. Если противник имел суда большого водоизмещения – то их атаковали одним или двумя дивизионами. Задачей кораблей «роя» было быстрее сблизиться и идти на абордаж. Так же, как ранее запорожские казаки или позже – «морские служители» гребного флота Петра Великого, множество мелких корабликов облепляли «левиафаны» противника со всех сторон, призовые команды высаживались на неприятельские палубы и шли на абордаж.

Но что делать, если противник имеет большие силы, чем атакующий? Или если построение противника исключает атаку «роем»? Для разрушения вражеского строя и нанесения существенных потерь использовались брандеры – корабли, нагруженные легкогорючими либо взрывчатыми веществами, используемые для поджога и уничтожения вражеских судов. Такой корабль мог управляться экипажем, покидавшим судно в середине пути, либо сплавляться по течению или по ветру в сторону вражеского флота. Плывущие на деревянные суда факелы обычно полностью расстраивали построение и управление вражеским флотом, что продемонстрировала атака у Гравелина Непобедимой Армады, где испанцы потеряли все якоря и по сути уже не могли принять на борт сухопутные части Фарнезе.
Голландский флот быстро сделал для себя именно такие выводы – более лёгкие суда нагрузили лёгкой же артиллерией и снабдили увеличенными командами. Что же касается испанцев – они решили, что их галеоны с большим количеством морских солдат представляют довольно крепкий орешек для любого атакующего. Галеон для идальго был океанским кораблём, со всеми его достоинствами и недостатками. И главную роль в строительстве галеонов играл именно их универсализм, а не заточенность под конкретные боевые задачи. Сегодня он мог везти груз в Вест-Индию, завтра – плыть за товарами в Манилу, послезавтра на галеон водружали пушки, и корабль участвовал в военной экспедиции к Ла-Маншу, а ещё через несколько дней судно, вернув пушки в Кадисский Арсенал, опять направлялось за серебром в Вест-Индию. Да, это был тяжёлый и неповоротливый корабль, однако задача атаки чьей-либо морской торговли перед галеонами не ставилась. Скорее, они должны были опасаться, что их атакуют, поэтому скорость им не особо была нужна.
В общем, налицо парадокс – реальные выводы из сражения при Гравелине не в том, что артиллерия стала решающей силой в морском сражении, а в консервации тактики абордажа и брандеров до середины 1650-х годов.
Тем не менее, стратегически Гравелин действительно оказался поражением испанцев, и планы о молниеносной войне на Острове у Филиппа II после Гравелина были похоронены и забыты. Началась долгая и трудная война – теперь ещё и с Англией.
Сергей Махов.

[Источники]Источники:
Литература:
Colin Martin, Geoffrey Parker «The Spanish Armada», Penguin Books, 1999
Parker, Geoffrey «The Grand Strategy of Philip II» – New Haven and London, 1998.
William T. Walsh «Philip II» – London, «Sheed and Ward», 1937.
Neil Hanson «The Confident Hope of a Miracle – The True History of the Spanish Armada» – London, 2003.
Fernández Duro, Cesáreo «Armada Española desde la Unión de los Reinos de Castilla y Aragón» – Museo Naval de Madrid, Instituto de Historia y Cultura Naval, Madrid, 1972.
Lewis, M. «Armada guns» – Austalia, 1961.
Ed. Laughton, J. K. «State papers relating to the defeat of the Spanish Armada, anno 1588», – London, Navy Records Society, 1894.
Corbett, Julian S. Drake and the Tudor Navy: With a History of the Rise of England as a Maritime Power, 1898.
http://warspot.ru/categories/4-flot
http://warspot.ru/3641-gravelinskoe-srazhenie-angliya-protiv-nepobedimoy-armady
Источник:http://warspot.ru/.

Tags: ВЕЛИКОБРИТАНИЯ., ИСПАНИЯ., ПАРУС., ФЛОТ.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ЧУДО НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА (+ ФОТО).

    Оригинал взят у mon_sofia в ЧУДО НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА (+ ФОТО) 22 мая, 2012 • Протоиерей Игорь Пчелинцев Наверное, самый…

  • Так закалялась сталь.

    Я конечно же знал как создавалось это произведение, но очередной раз читая эту историю неумышленно пытался поставить себя в описанные…

  • Чайные клиперы./Tea clippers.

    Кли́пер (от англ. clipper или нидерл. klipper) — парусное судно с развитым парусным вооружением и острыми, «режущими воду» (англ. clip)…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments