navy_chf (navy_chf) wrote,
navy_chf
navy_chf

ЕФРЕМОВ Иван Антонович (часть 2).

ЕФРЕМОВ Иван Антонович (часть 2)

Начало:
Ефремов Иван Ефремов 7

Кавалер ордена Трудового Красного Знамени (1945), за заслуги в палеонтологии

Кавалер ордена «Знак Почета»

Лауреат Государственной премии второй степени (1952) — за научный труд «Тафономия и геологическая летопись»

Ефремов Иван Ефремов 15


Кавалер ордена Трудового Красного Знамени (1968), за заслуги в развитии литературы


Ефремов Иван Туманность Андромеды


У Ефремова появлялись последователи и ученики. Ему была присвоена ученая степень кандидата биологических наук по совокупности работ.

 

 

Летом 1936 года Иван Антонович вновь отправляется в поселок Горный на Каргалинский рудник и ведет поиски костей тетрапод в Оренбургском Приуралье. Вернувшись осенью в Москву, он узнает, что пришли ящики с коллекциями Остеологического отдела и Северо-Двинской галереи, но размещать коллекции негде, для них нет музейного помещения. Поэтому наши коллекции не удастся показать участникам XVII Международного геологического конгресса, который должен состояться летом 1937 года в Советском Союзе.

 

Ефремов написал письмо Сталину, в котором подчеркивалось: во-первых, бесценность коллекций, являющихся гордостью советской науки, во-вторых, необходимость их срочного развертывания к геологическому конгрессу, в-третьих, в качестве возможного помещения предлагались не занятые в то время бывшие конюшни Нескучного (или Александринского) дворца. Кроме Ивана Антоновича, письмо подписали (надо отдать должное и их мужеству) ведущие специалисты ПИНа. В результате ПИНу достались конюшни с каретным сараем и сенной башней, а Минералогическому музею — манеж, являющийся более роскошным продолжением этого же корпуса.

 

Узловым вопросом работы Геологического конгресса стала пермская система — единственная система, выделенная на территории России. Ефремов предложил вниманию участников конгресса детальное стратиграфическое расчленение верхней перми и нижнего триаса на зоны по наземным позвоночным. Это сообщение открыло новую — московскую эпоху в жизни Ивана Антоновича, эпоху обобщающих работ и монографий.

 

В 1937 году он стал заведующим отделом низших позвоночных ПИН. Летом (перед конгрессом) Иван Антонович совершил объезд и осмотр метонахождений Поволжья, Татарии и Приуралья. Этим Иван Антонович показал пример новой формы полевой работы.

 

В 1939 году Иван Антонович завершил ишеевскую эпопею. Самая замечательная находка года была сделана в препараторской. В поле был взят монолитом неполный скелет долиозавра. Его помощница Лукьянова, препарируя этот скелет, нашла в окружающей скелет породе незамеченный во время раскопок полный череп лантанозуха, описанный Иваном Антоновичем в 1946 году.

 

Иван Антонович руководил Каргалинской геолого-разведочной партией, изучающей медистые песчаники. Он совмещал эту работу с поиском остатков наземных тетрапод.

Ефремов Иван Ефремов 3

 

В марте 1941 года Ефремов защитил докторскую диссертацию на тему "Фауна наземных позвоночных средних зон перми СССР". Цикл работ Ивана Антоновича, к которому относится диссертация и более поздние сочинения о зональном расчленении континентальных толщ перми и триаса Русской платформы и сопоставлении этих зон с фаунами Южной Африки и Северной Америки знаменовал новый этап развития палеонтологии докайнозойских амфибий и рептилий России.

 

Раскопки В. П. Амалицкого на Малой Северной Двине дали первую большую и несомненно единую фауну тетрапод пермо-триаса. Однако для перехода к фаунистическому этапу изучения необходима была возрастная последовательность сменяющих друг друга во времени фаун. Эту последовательность первым установил Иван Антонович. Переход ко второму этапу исследований, причем как в полевом, так и камеральном аспектах, — главная заслуга Ивана Антоновича перед палеогерпетологией.

До Северной Двины были находки в медистых песчаниках Приуралья. Но только работы Ивана Антоновича дали им более или менее надежную возрастную привязку, то есть сделали эти разрозненные находки фауной.

 

Когда началась война, Ефремов просился на фронт, но его ввели в штаб по эвакуации ценностей Палеонтологического института. В середине октября было получено снаряжение для Уральской экспедиции, и Ефремов спецрейсом вылетел в Свердловск. Он был консультантом геологической экспедиции на медистые песчаники южного Приуралья.

 

Вернувшись из экспедиции, он заболел лихорадкой. В 1942 году сотрудники ПИНа перебрались из Свердловска в Алма-Ату. Приступ лихорадки у Ефремова повторился. Во время болезни он начал писать первые рассказы.

 

В начале 1943 году Ефремов добрался до города Фрунзе, где был основной костяк ПИНа, и действовала библиотека Биологического отделения АН СССР. ПИН размещался в здании Киргизского пединститута. Там, в тамбуре между дверями гимнастического зала, И. А. Ефремов закончил рукопись "Тафономии". Там же, во Фрунзе, на семинаре Иван Антонович сделал первый доклад о методике полевых тафономических исследований. В этом же году ему было присвоено звание профессора по специальности "палеонтология".

 

Поздней осенью 1943 года Иван Антонович, в составе штаба по реэвакуации, вместе с ПИНом и Биологическим отделением АН СССР вернулся в Москву. Вернулся уже не только палеонтологом, но и писателем. С собой он привез "Встречу над Тускаророй", "Эллинский секрет", "Озеро Горных Духов", "Путями старых горняков", первый вариант "Катти-Сарк", "Голец подлунный" и даже "Олгой Хорхой", хотя в те поры он в Монголии еще не бывал. В следующем году все это, кроме "Эллинского секрета" будет издано в "Новом мире", образуя цикл "Рассказы о необыкновенном".

Ефремов Иван Ефремов 4

 

С 1943 года у Ивана Антоновича появился аспирант — Анатолий Рождественский. В дальнейшем Анатолий Константинович стал ближайшим помощником Ивана Антоновича по Монгольской экспедиции АН СССР и крупнейшим специалистом по динозаврам.

 

В 1944 году Ефремов монтировал скелеты, восстанавливал музей и налаживал работу института. "Белый Рог", "Тень Минувшего", "Алмазная Труба", "Обсерватория Нур-и-Дешт", "Бухта радужных струй", "Последний Марсель", "Атол Факаофо" — все эти рассказы и повесть "Звездные корабли" написаны в том же году.

 

Алексей Толстой первым заметил рассказы Ивана Ефремова. Уже тяжело больным, Алексей Николаевич продолжал живо интересоваться всем происходящим в литературе. Сильно идеологизированная эпоха русской революции почти нацело уничтожила приключенческий жанр как таковой и интерес к нему у массового читателя. Война унесла многих советских писателей. А для уставших после войны людей необходима была развлекательная и затягивающая, но при этом ненавязчиво поучительная и ободряющая литература.

 

Алексей Николаевич пригласил Ивана Антоновича к себе в больницу и спросил: "Рассказывайте, как вы стали писателем! Как вы успели выработать такой изящный и холодный стиль?". Безошибочное чувство языка Алексея Николаевича позволили подметить эти качества сразу.

 

Союз писателей СССР избрал Ивана Антоновича своим членом. Это был единственный случай в послевоенной истории Союза писателей, когда избрание произошло без каких-либо предварительных заявлений и рекомендаций. Мнение Толстого сыграло важную роль. Окрыленный литературными успехами, Иван Антонович начинает писать вторую повесть "На краю Ойкумены".

Ефремов Иван На краю Ойкумены

 

Правительство Монгольской народной республики поддержало инициативу советских палеонтологов и предложило АН СССР организовать экспедицию для поисков ископаемых животных в Монголии. Иван Антонович был назначен начальником экспедиции.

 

Масштабным раскопкам были посвящены полевые сезоны 1948 и 1949 годов. Иван Антонович значительную часть времени проводил в палатке за пишущей машинкой. В эти годы делались наброски для "Дороги ветров" и даже наброски, впоследствии вошедшие в "Туманность Андромеды".

 

Результатам полевых работ в монгольской части Гоби была посвящена серия публикаций Ивана Антоновича в научной и популярной печати. За палеонтологические исследования в Монголии он награждался премиями Президиума АН СССР пять раз. Но больше он уже на полевые работы никогда не выезжал.

 

В 1948 году Иван Антонович награжден орденом Трудового Красного Знамени за заслуги в области палеонтологии. В 1950 году опубликована книга "Тафономия и геологическая летопись". За нее через два года Иван Антонович был удостоен Государственной премии второй степени.

 

Палеонтологическая работа послевоенного периода "Фауна наземных позвоночных в пермских медистых песчаниках Западного Приуралья" подводила итог не только собственным работам Ивана Антоновича в этой области, начатым еще в 1929 году, но также палеонтологическим и геологическим исследованиям его предшественников более чем за 100 лет.

 

Иван Антонович писал в этой книге: "В течение XVIII и XIX веков работало огромное количество рудников, рассеянных по всей площади развития медистых песчаников вдоль западного склона Урала. Наиболее крупные скопления медных руд в пермских континентальных отложениях представляют собой вместе с тем и местонахождения органических остатков. Результатом этого явилось то, что прекрасной сохранности органические остатки неминуемо должны были обратить на себя внимание, особенно при наличии большого количества опытных и внимательных горнорабочих и при ручной разработке руды".

Ефремов Иван Ефремов 11

 

В 1955 году была опубликована последняя палеонтологическая книга Ивана Антоновича "Каталог местонахождений пермских и триасовых наземных позвоночных на территории СССР". Она была издана в соавторстве с Б. П. Вьюшковым и подводила итог поисковой работе охотников за ископаемыми более чем за столетний период.

 

В 1957 году Иван Антонович и А. П. Быстров получили дипломы Лондонского Линнеевского общества за монографию о бентозухе и стали почетными членами этого общества.

 

Издав книгу о медистых песчаниках, Иван Антонович принялся за "Дорогу ветров". Эта книга о Монгольской экспедиции АН СССР — самое реалистичное и автобиографичное произведение Ивана Антоновича. Только в этой книге все герои названы своими именами. Но были и отклонения от реальности. За удачные находки в книге награждаемым выдавался шоколад. Иван Антонович старался брать на технические должности в экспедицию водителей — бывших фронтовиков, привыкших к трудностям полевой жизни, способных на марше вести, а при случае и ремонтировать машину, но способных участвовать и в раскопках. Легко представить, как им нужен был шоколад, и что именно выдавалось в награду.

 

Дописывая книгу о Монголии, Ефремов берется за свой первый роман — "Туманность Андромеды". Он неделями пишет дома, но нередко, даже явившись в ПИН, продолжает заниматься беллетристикой. Одновременно заведует лабораторией: руководит сотрудниками, проводит семинары, вычитывает статьи, пишет отзывы, отчеты и т. п.

 

В ответ на претензии в 1955 году он оформляет временную инвалидность и дописывает обе книги. "Дорога Ветров" первым изданием вышла в 1956 году, "Туманность Антромеды" — в 1957-м в сокращенном виде в журнале "Техника — молодежи", а в 1958 году — отдельной книгой. Это самая известная, издаваемая и дважды экранизированная книга Ивана Ефремова (до 1987 года — 83 раза на 36 языках).

Ефремов Иван Дорога ветров

 

Популярность художественных произведений Антона Ивановича была невероятно велика. С 1949 по 1954 годы ничего нового им не было написано, но написанное ранее издавалось с неослабевающей частотой (с 1944 по 1953 гг. — 254 раза на 17 языках).

 

В октябре 1953 года Иван Антонович баллотировался на выборах в члены-корреспонденты АН СССР, но избран не был. Он писал Ю. А. Орлову: "Никогда больше не выставлю свою кандидатуру, поскольку один раз Академия ее уже отвергла. Донкихотство или нет, но это так ...".

 

В 1958 году начиналась Советско-Китайская палеонтологическая экспедиция АН СССР и АН КНР. Ефремов в составе группы советских палеонтологов выезжал в Китай для переговоров, чтобы со следующего года начать полевые раскопочные работы.

 

Работы начались, но Ивана Антоновича там не было... Формально Иван Антонович в 1959 году ушел из ПИНа по инвалидности, проработав в нем 34 года. Ушел, хлопнув дверью... Он еще консультировал сотрудников, писал отзывы о диссертациях, но в Институт не ходил. Причину конфликта Иван Антонович сформулировал: "Как быть, когда становится трудно "служить двум богам", когда литературная работа хорошо и удачно идет — и на миллионы людей, а не на десятки, как палеонтологическая, она нужна людям; что не бросать же литературную и как же быть с наукой".

 

На этом научная биография Ивана Антоновича закончилась. Было опубликовано еще две статьи. Это русская версия "Некоторых соображений о биологических основах палеозоологии" и "Перспективы развития палеонтологических исследований в Монголии".

Неизлечимый недуг заставил Ефремова рассчитывать время буквально по минутам. Каждая книга, над которой работал Иван Антонович, казалась ему последней.

 

Через тринадцать лет после «Туманности Андромеды» Ефремов создает ее продолжение, масштабнейшую не только в фантастике, но и во всей советской литературе антиутопию — «Час Быка».

Ефремов Иван Час быка

 

Эту книгу не травили в прессе или на писательских съездах. Ее попросту запретили: вскоре после издания романа в 1968-69 годах последовала записка в ЦК КПСС за подписью шефа КГБ Андропова и резолюцией Суслова на специальное заседание Секретариата ЦК 12 ноября 1970 года. Книга была изъята из библиотек и магазинов.

 

После «Часа Быка» Ефремовым был написан историко-философский роман «Таис Афинская», посвящённого другу и жене, Таисии Иосифовне Ефремовой.

Ефремов Иван Таис Афинская

 

А в конце жизни писатель начал работать над романом «Чаша отравы». Базируясь на идее Вернадского о ноосфере, фантаст намеревался проследить пути «отравления» сознания человека и человечества в целом всеми возможными методами: через религию, СМИ и псевдонауку.

 

«Я хочу сказать, — пояснял Ефремов, — о том, что надо предпринять для очищения ноосферы Земли, отравленной невежеством, ненавистью, страхом, недоверием, показать, что надо сделать для того, чтобы уничтожить все фантомы, насилующие природу человека, ломающие его разум и волю».

 

Иван Ефремов умер от острой сердечной недостаточности 5 октября 1972 года. Он не дожил до окончания публикации романа «Таис Афинская».

 

А через месяц после его смерти, 4 ноября, в его доме был произведен многочасовой обыск. Что искали следователи в доме покойного Ефремова — так и осталось неясным.

 

По свидетельству Таисии Ефремовой, жены писателя, обыск начался с утра и закончился за полночь, проводили его одиннадцать человек. У Таисии Иосифовны сохранился протокол обыска, из которого явствует, что проводили его сотрудники Управления КГБ по Москве и Московской области на предмет обнаружения “идеологически вредной литературы”.

 

Перечень изъятого составил 41 пункт, в том числе старые фотографии Ефремова (1917, 1923 и 1925 годов), письма его к жене, письма читателей, фотографии друзей, квитанции. Рукописей Ефремова среди изъятого не было, зато внимание компетентных органов привлекли “оранжевый тюбик с черной головкой с иностранными словами”, “книга на иностранном языке с суперобложкой, на которой изображена Африка и отпечатано: “Африкан экологие хомон эволюшн” и другие слова” с заложенными в нее сушеными древесными листьями, “различные химические препараты в пузырьках и баночках” (оказались гомеопатическими лекарствами) и другие не менее важные вещи.

 

Еще изъяли собранные Ефремовым образцы минералов, разборную трость с “вмонтированным острым металлическим предметом” и “металлическую палицу из цветного металла”. Последние два предмета потом не вернули, сочтя холодным оружием.

 

Только благодаря решительности Таисии Ефремовой “специалисты” не вскрыли урну с прахом Ивана Антоновича, тогда еще не захороненную и находившуюся в квартире. Позже Ефремовой, пытавшейся понять, в чем дело, и вернуть изъятые письма и вещи, в КГБ сообщили, что среди изъятого находилась-таки статья антисоветского содержания — ее в 1965 году кто-то прислал Ефремову из города Фрунзе без обратного адреса.

 

В то же время, следователь в беседе с вдовой писателя особенно интересовался, какие были ранения на теле ее мужа, и “спрашивал все: от дня рождения до кончины мужа”. А в Прокуратуре расспрашивали, сколько лет она была знакома с Ефремовым. На прямой же вопрос, в чем обвиняется писатель, сотрудник КГБ прямо ответил: “Ни в чем, он уже покойник”.

 

В 1989 году удалось получить официальный письменный ответ Следственного отдела Московского управления КГБ на запрос о причинах обыска у Ефремова. Оказывается, обыск, как и “некоторые другие следственные действия” были проведены “в связи с возникшим подозрением о возможности его насильственной смерти. В результате проведения указанных действий подозрения не подтвердились”.

 

Между тем, обыск имел колоссальные последствия.

 

В издательстве выбросили из плана издания подписанное к печати пятитомное собрание сочинений писателя. «Час Быка», опубликованный книгой в 1970 году, практически был изъят из библиотек, название романа надолго исчезло из печати. Даже в аннотации ко второму изданию собрания сочинений Ефремова «Час Быка» не упомянут в числе произведений. После 1970 года роман впервые переиздан в России только в 1988 году.

 

Из журналов были сняты некрологи. Это положение распространилось и на науку. Фамилия Ефремова вычеркивалась из списка научных работ. В начале 1974 года в напечатанных тезисах докладов к XX сессии Всесоюзного палеонтологического общества, посвященной тафономии, имя Ивана Ефремова — основателя этого общепризнанного направления, было вымарано. Число бывших друзей резко сократилось. Из писателей отошли и те, кто постоянно пользовался гостеприимством Ефремова и подписывал свои книги: «Дорогому учителю Ивану Антоновичу...» И лишь один писатель - Казанцев  заступался за Ефремова и обратился с письмом в ЦК КПСС.

 

Иван Антонович был неисправимым романтиком. Именно поэтому он сперва стал моряком, затем палеонтологом, геологом, горным инженером, писателем приключенческого жанра и наконец писателем-фантастом. Это всё этапы одного романтического пути. Не случайно первые его еще вполне реалистические литературные произведения имели общее заглавие "Рассказы о необыкновенном". Свои последние путешествия, которые в силу ограниченности человеческой жизни, возраста и здоровья он уже не мог, но мечтал совершить наяву, он, как научила его палеонтология, совершал силой ума.

Ефремов Иван Могила Ефремова

 

Урна с прахом Ефремова захоронена под Ленинградом, в Комарово. Плита из темного базальта увенчана неправильным многогранником из лабрадорита.


В Живом Журнале есть сообщество, посвященное творчеству Ивана Ефремова.

 

Использованные материалы:

 

Текст статьи А.С.Раутиана

Текст статьи П.Чудинова «Три времени Ивана Ефремова»

Текст статьи Н. Петрова и О. Эдельман “Шпионаж” и “насильственная смерть” И. А. Ефремова

 

 Ефремов Иван Ефремов 8

 

22 апреля 1907 года - 5 октября 1972 года.

Tags: ИВАН ЕФРЕМОВ., Книги., СССР.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ЧУДО НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА (+ ФОТО).

    Оригинал взят у mon_sofia в ЧУДО НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА (+ ФОТО) 22 мая, 2012 • Протоиерей Игорь Пчелинцев Наверное, самый…

  • Так закалялась сталь.

    Я конечно же знал как создавалось это произведение, но очередной раз читая эту историю неумышленно пытался поставить себя в описанные…

  • Чайные клиперы./Tea clippers.

    Кли́пер (от англ. clipper или нидерл. klipper) — парусное судно с развитым парусным вооружением и острыми, «режущими воду» (англ. clip)…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments