navy_chf (navy_chf) wrote,
navy_chf
navy_chf

«ТАНКЕРНАЯ ВОЙНА» В ПЕРСИДСКОМ ЗАЛИВЕ.


(Иранский катер атакует грузовое судно в Персидском заливе)
Ирано-иракская война возникла в сентябре 1980 г. из-за территориального спора двух соседних государств – Ирана и Ирака – о правах на пограничные районы по реке Шатт-Эль-Араб, впадающей в Персидский залив. Однако причинами войны были не только территориальные разногласия, но и целый ряд острых политических и экономических противоречий.

22 сентября 1980 г. иракское руководство официально объявило о состоянии войны с Ираном, а заранее сосредоточенным в приграничных районах войскам отдало приказ о переходе в наступление с целью свержения режима Хомейни. К началу войны в приграничной зоне с Ираном было сосредоточено около 140 тыс. человек, 1300 танков, 1700 орудий и минометов, 350 боевых самолетов. Со стороны Ирана им противостояла группировка войск в составе около 70 тыс. человек, имеющая на вооружении 620 танков, 710 орудий и минометов, 150 боевых самолетов. Таким образом, иракские вооруженные силы имели превосходство по личному составу и танкам в 2 раза, по самолетам – в 2,3, а по артиллерии и минометам – в 2,4. Силы флотов были примерно равными.

(Высадка техники с иранского десантного корабля. На берегу – БТР-50ПК, в воде – танк «Чифтен»)
Боевые действия начались с нанесения массированных ударов иракской авиации по военно-экономическим и административным центрам Ирана, а также по его аэродромам, портам и военно-морским базам. Уже к концу первого дня войны иракской стороне удалось вклиниться на территорию противника до 20 км, а за 10 дней иранские войска были отброшены на 40 км. Был захвачен ряд приграничных городов, таких как Бустан, Мехран, Дехлоран и др.

Однако к концу ноября 1980 г. наступление иракских войск прекратилось. На всех участках наблюдалось упорное, порой фанатичное противодействие иранских войск. С этого периода до осени 1981 г. война носила позиционный характер. Ни одной из сторон не удавалось захватить инициативу. И лишь в начале сентября 1981 г., создав превосходство в силах, иранские войска перешли в наступление и освободили часть захваченной территории. В ходе этого наступления иранцы понесли большие потери. В марте–апреле 1982 г. они провели новое наступление и к маю вышли на линию государственной границы.

Началась новая фаза в ходе ирано-иракской войны. Иракское руководство, утратив инициативу, предприняло попытку урегулирования спорных вопросов путем мирных переговоров. Однако иранское военно-политическое руководство выдвигало неприемлемые для Ирака условия, в результате чего переговоры ни к чему не привели. Готовя новое наступление с целью отрезать выход Ирака к Персидскому заливу, Иран сосредоточил на линии фронта 120 тыс. человек, 600 танков, 900 орудий и минометов. Но цель этого наступления достигнута не была.
С конца 1982 г. обе стороны перешли к тактике постепенного «вгрызания» в оборону противника. Наступали войска, как правило, ночью. Несмотря на серьезные потери, ни одной из сторон не удалось прорвать оборону противника.

(Иранская моторная лодка, вооруженная крупнокалиберным пулемётом (копия советского
ДШКМ). Иран активно использовал такой «москитный флот» во время войны)
Силы флотов Ирана и Ирака до 1984 г. особой активности не проявляли, их действия ограничивались редкими ударами по военно-морским базам и портам, нерешительными попытками осуществить блокаду побережья своего противника.

С весны 1984 г. иракская авиация приступила к нанесению ударов по танкерам с иранской нефтью, следовавшим через Персидский залив. К октябрю 1984 г. было атаковано 40 танкеров. Авиация Ирана также начала наносить удары по танкерам, перевозившим нефть из Кувейта и Саудовской Аравии. Так возникла «танкерная война», в которую были втянуты ВВС и ВМС не только Ирана и Ирака, но и других стран. В конечном счете стороны понесли огромные экономические потери и потеряли более 1,5 млн человек. В 1988 г. бессмысленная война между Ираком и Ираном закончилась.

(База иранского «москитного флота»)
В самом начале войны иракская сторона объявила запретной зоной северную часть Персидского залива, приступив к нанесению ударов по танкерам и сухогрузам, следовавшим в иранские порты. В свою очередь иранцы прибегли к нападению на суда, вывозившие нефть из арабских стран, чтобы таким образом оказать давление на Ирак.

Обеими сторонами официально были объявлены границы районов военных действий в зоне Персидского залива. Если до 1984 г. удары по танкерам выполнялись эпизодически, то с весны 1984 г. они стали систематическими. По данным ООН, опубликованным в иностранной печати, с сентября 1980 г. до наступления перемирия (август 1988 г.) в зоне Персидского залива было атаковано и повреждено около 400 судов, суммарный тоннаж которых составил более 30 млн брт.

(Горящий танкер в Персидском заливе – жертва нападения одной из воюющих сторон)
Особенно большой размах «танкерная война» приобрела в период с апреля 1984 г. по декабрь 1987 г. Каждые 3 дня поступали сообщения об очередной жертве «танкерной войны». Всего же была зарегистрирована 451 атака, из которых 283 приходились на иракские ВМС и ВВС, остальные 168 – на иранские. Наиболее часто под удары попадали танкеры. Из 340 поврежденных судов потери составили всего 3%. В 1984 г. была зарегистрирована гибель 3 судов, в 1986 г. – 2, а в 1987 г. – 6.

Значительными оказались потери личного состава экипажей атакованных судов: по далеко неполным данным – более 300 человек. К ведению «танкерной войны» обе стороны привлекали разнородные силы: надводные корабли, авиацию, береговые ракетные и артиллерийские установки. В отдельные периоды на узлах морских коммуникаций ставились морские мины.

Из надводных сил с более высоким напряжением и более эффективно действовали катера (ракетные, торпедные, артиллерийские и минометные). Значительно реже для нарушения коммуникаций выходили эсминцы, фрегаты и корветы.
Иракские ракетные катера типа «Хазирани» (12 ед. постройки 1972 – 1988 гг.) дислоцировались на военно-морских базах Басра и Умм-Каср. Из-за малого тактического радиуса они могли действовать только в северной части Персидского залива. Иранские же ракетные катера типа «Комбаттант-2» (12 ед. постройки 1977 – 1981 гг.), базируясь на главной военно-морской базе Бендер-Аббас, находящейся в Ормузском проливе, военно-морской базе Бушир и пунктах базирования Бендер-Шахпур и Бендер-Ланге, расположенных вдоль восточного побережья Персидского залива, могли успешно действовать на всю глубину зоны «танкерной войны».

(Полузатопленные десантные корабли одной из воюющих сторон)
В качестве временных пунктов базирования катера иранских ВМС использовали нефтяные платформы, а также строившуюся на побережье Оманского залива военно-морскую базу Чахбехар.

Катера обеих сторон применяли противокорабельные ракеты «Гарпун», «Экзосет», «Си киллер», артиллерию 40- и 76-мм калибров, реактивные гранатометы и неуправляемые реактивные снаряды. Действовали они одиночно или небольшими тактическими группами, методами «засады» или «свободной охоты». Имея преимущество в дальности обнаружения крупных судов зрительными средствами, катера из «засады» наносили внезапные удары по судам. Были случаи, когда катера наводились на цель по данным береговых РЛС, а иногда и по данным РЛС, установленных на нефтяных платформах.

Как иранские, так и иракские катера не рисковали выходить в атаки на суда, следовавшие в охранении боевых кораблей. Атаковались в основном неохраняемые суда, в утренние или вечерние часы и реже – ночью. Огневые позиции, зависели от применяемого оружия и располагались на удалении от 1 до 50 км от цели.

(Горящий танкер в Персидском заливе в апреле 1988 г. )
Выполнив ракетную или артиллерийскую атаку, катера на максимальной скорости покидали район. С целью достижения внезапности атак катера соблюдали радиомолчание, следовали в район с выключенными ходовыми огнями, а иногда и без опознавательных знаков. В светлое время, чтобы снизить вероятность обнаружения катера по буруну кильватерного следа, сближение с целью осуществлялось на малых скоростях.

Особенно эффективно действовали катера, вооруженные противокорабельными ракетами итальянского производства «Си киллер». Этими ракетами было поражено более 50 судов. Например, 17 октября 1967 г. ракетой «Си киллер» был поврежден гонконгский танкер «Файв Брукс». С большим трудом команде танкера удалось потушить пожар. При этом 5 членов экипажа погибли, а 13 человек пропали без вести. И это при том, что вес боевой части ракеты «Си Киллер» составлял всего 70 кг, что более чем в 2–3 раза меньше, чем у ракет «Экзосет» и «Гарпун» соответственно.

Как правило, суда получали повреждения в местах надстроек. Чаще экипажам удавалось ликвидировать пожар собственными силами. В случае серьезного повреждения судно отбуксировывалось в ближайший порт, где ставилось на прикол.
За весь период военных действий флоты Ирана и Ирака потеряли 21 боевой корабль.

(Горящая иранская нефтяная платформа после обстрела кораблями ВМС США 18 апреля 1988 г.
Платформа использовалась иранскими катерами в качестве базы для нападения на конвои танкеров)
С весны 1987 г. иранская сторона стала чаще использовать минное оружие. До этого также отмечались постановки морских мин. Но эти постановки носили эпизодический характер. На новом этапе мины ставились систематически с десантных кораблей и транспортных самолетов, как правило в темное время суток. Ставились мины на узлах морских коммуникаций – на подходах к Эль-Кувейту, у острова Фарси и в Оманском заливе. Но после того как в сентябре 1987 г. американскими вертолетами успешно были атакованы иранский десантный корабль и транспортный самолет, занимающиеся постановкой мин, минирование Персидского залива прекратилось.

Зарубежные военные эксперты отмечали, что до прибытия в зону «танкерной войны» минно-тральных сил судоходство в Персидском заливе по существу было парализовано. Всего отмечено 10 случаев подрыва судов на минах.
Во всех случаях наблюдались серьезные разрушения в подводной части корпуса, причем степень повреждений была различной и зависела от класса судна, его водоизмещения, места взрыва и т.д.

Взрыв мины сопровождался металлическим звуком и создавал сотрясение корпуса. В результате разрушались переборки, трубопроводы, происходило смещение судовых механизмов. Пробоины были разных размеров и конфигураций. Так, 16 мая 1987 г. на подходах к Кувейту подорвался советский танкер «Маршал Чуйков». Танкер получил пробоину в подводной части площадью около 40 кв.м. Благодаря хорошему состоянию водонепроницаемых переборок судно не погибло. Танкер «Маршал Чуйков» своим ходом дошел до порта назначения.

(Советский танкер «Маршал Чуйков», подорвавшийся на мине 16 мая 1987 г. на подходах к Кувейту)
К западу от острова Фарси 24 июля 1987 г. такая же участь постигла идущий под флагом США в охранении американских кораблей кувейтский танкер «Бриджтон» (401 382 т). Взрыв мины произошел под днищем в носовой части танкера. Отметка эхолота показывала глубину 30 м.
Капитан «Бриджтона» Франк Сайтз на встрече с журналистами рассказывал: «Я понял, что это была мина. Ощущение было, будто 600-тонный молот ударил нас снизу. Сначала послышался удар металлом по металлу, потом почувствовались колебания корпуса, как во время сильнейшего шторма.

Волна покатилась по корпусу, множество предметов слетело со своих мест. Я остановил машину, но судно продолжало двигаться вперед еще 30 минут и прошло 3 мили даже с повреждениями в носу. Но уже через 5 минут мы поняли, что в действительности опасность не так велика и можно следовать дальше. Силой взрыва некоторые куски обшивки выбросило наверх. Большая часть навигационных приборов от сотрясения вышла из строя»
.

(Заправка танкеров нефтью с терминала у берегов Кувейта под охраной крейсера ВМС США)
Самым малым ходом танкер дошел до Кувейта, где было проведено водолазное обследование судна и устранены мелкие повреждения. По оценкам сотрудников военно-морской разведки США, танкер наскочил на мину образца 1906 г. Имея толщину обшивки 27 мм, «Бриджтон» получил пробоину 10 м в длину и 5 м в ширину.

(Танкер «Бриджтон» после ремонта. 22 августа 1987 г.)

Созданием серьезной минной опасности Иран поставил под угрозу срыва вывоз и своей нефти. Пример тому – повреждение на мине 11 августа 1987 г. американского танкера «Тексако», груженного иранской нефтью.

Отмечались случаи действий на коммуникациях иранских вертолетов берегового базирования. В августе 1986 г. 2 вертолета ракетами AS-12 атаковали греческий танкер, но боевая часть ракеты, поразившей судно, не взорвалась. Следующая атака, выполненная парой вертолетов ровно через месяц, была успешной. Вертолеты атаковали идущее под английским флагом судно «Пони». На этот раз взрывами были разрушены надстройки судна. Пожар продолжался более 3 часов. На судне имелись раненые.
Иракское командование широко использовало авиацию берегового базирования. Самолеты действовали одиночно или парами, методом «свободной охоты». Летчики не решались выходить в атаку на охраняемые суда, поэтому под удары иракской авиации попадали лишь одиночные суда.

Некоторые транспорты подвергались ударам иранских береговых ракетных и артиллерийских батарей. 15 октября 1987 г. по танкеру США «Сунгари», следовавшему через Персидский залив под флагом Либерии, с полуострова Фао ракетой «Сулкуорм» был нанесен внезапный удар. В результате танкер получил значительные повреждения. На следующий день в этом же районе береговыми ракетами был атакован танкер «Си Айл Сити», ранены 18 членов экипажа, в том числе капитан судна. Впоследствии капитаны судов предпочитали не заходить в районы вероятных атак с берега.

(Горящий танкер в Персидском заливе – жертва нападения одной из воюющих сторон)
Уроки «танкерной войны» всесторонне проанализированы западными военными специалистами. Об этом свидетельствуют многочисленные публикации. По их мнению, события в Персидском заливе в очередной раз напомнили о возрастающем значении минного оружия и необходимости быть в постоянной готовности к борьбе с ним.
Высокую боевую эффективность показали легкие силы флота, что свидетельствует о необходимости их дальнейшего развития и совершенствования тактики их применения. В этой войне большую роль сыграли такие виды обеспечения, как разведка и маскировка. Отмечая невысокий процент гибели пораженных судов, зарубежные обозреватели сделали вывод о целесообразности применения торпед против крупнотоннажных судов.

В разгар «танкерной войны» для защиты судоходства в район Персидского залива была направлена крупная группировка ВМС США. В обычных условиях она состояла из 20–25 боевых кораблей и судов обеспечения, в том числе многоцелевого авианосца, крейсеров УРО, эсминцев УРО и фрегатов. Все силы вошли в 109-е оперативное соединение.

Для управления силами, развернутыми в районе Персидского залива, в сентябре 1987 г. было создано объединенное командование ВМС США на Среднем Востоке во главе с контр-адмиралом Д.Бруксом, которому было также подчинено и 109-е оперативное соединение (силы США в Персидском заливе).

В Аравийском море патрулировали корабли 70-го оперативного соединения (силы США в Аравийском море). Это соединение также подчинялось контр-адмиралу Д. Бруксу, который в свою очередь подчинялся главнокомандующему Объединенным центральным командованием вооруженных сил США генералу Д. Кристу, а последний – Комитету начальников штабов.

Основной задачей ВМС США в течение всего периода их пребывания в зоне военных действий была защита морских коммуникаций. Однако, как отмечается в зарубежной печати, в 6-часовой готовности к высадке на берег находился экспедиционный батальон морской пехоты численностью около 2 тыс. человек.

(Американский морской пехотинец за 40-мм станковым автоматическим гранатомётом Mk19 на борту
десантного транспорта-дока LPD-14 «Трентон» ВМС США. Персидский залив, 20 февраля 1988 г.)

Организуя защиту морских коммуникаций, американское командование сочетало два метода: конвоирование судов и оборону района судоходства. Для удобства управления силами Персидский залив разделили на три зоны – северную, центральную и восточную. За каждой зоной закрепили свои силы. В районе постоянно велась воздушная разведка, осуществлявшаяся палубной авиацией и самолетами системы АВАКС, действовавшими с авиабазы Эр-Рияд (Саудовская Аравия). Воздушная и надводная обстановка велась на штабном корабле «Ла Салль».

(Танкер «Гэз Кинг» в сопровождении крейсера УРО CG-32 «Уильям Стэндли» и
вертолётоносца LPH-7 «Гвадалканал» ВМС США. Персидский залив, 21 октября 1987 г.)
Конвоирование танкеров осуществлялось из портов погрузки (разгрузки) до выхода их из Персидского залива в Оманский залив. Конвои, как правило, были небольшими – 2–3 танкера и столько же кораблей охранения. На отдельных участках конвои прикрывались палубной авиацией. Авианосцы с охранением маневрировали в Аравийском море.

В миноопасных районах организовывалась противоминная оборона. Для этих целей в зону Персидского залива американцы доставили 8 вертолетов-тральщиков RH-53D, 4 катера-тральщика типа MSB и 6 океанских тральщиков типа «Агрессив». В ордер включали по 2 тральщика, которые располагались на траверзных курсовых углах головного корабля (судна) и производили поиск мин с помощью гидроакустических станций. В наиболее опасных районах осуществлялась проводка судов за тралами. В этом случае тральщики с тралами следовали впереди в сомкнутом строю уступа.

(Конвой танкеров в Персидском заливе. На переднем плане – нос американского эсминца УРО DDG-993
«Кидд» , на котором несут вахту впередсмотрящие, следящие за минной обстановкой, 22 сентября 1987 г.)
Тыловое обеспечение ВМС США в Персидском заливе осуществлялось с привлечением специальных плавучих баз, представляющих собой крупнотоннажные баржи-секции. Две такие плавбазы были установлены в30 миляхк западу и к югу от острова Фарси. На каждой из них находились до 200 морских пехотинцев и обслуживающий персонал, по 2 вертолета, резервуары с топливом, запасы материальных средств и т.д. Баржи служили также в качестве временных пунктов базирования для тральщиков и катеров подразделений десантно-диверсионных групп.

Отмечено несколько боевых столкновений кораблей американского флота с ВМС Ирана. 22 сентября 1987 г. американский вертолет с фрегата «Джаррет» обстрелял ракетами иранский корабль «Иран-Алжир», в результате чего на корабле возник пожар, 4 члена экипажа погибли. 19 октября 1987 г. американские эсминцы «Кидд», «Лефтуич», «Янг» и «Хоэл» обстреляли иранские нефтедобывающие платформы, выпустив по ним около 1 тыс. снарядов. Действия эскадренных миноносцев прикрывали палубные самолеты.

Особый интерес представляет инцидент с американским фрегатом УРО «Старк». Свидетельства очевидцев и рапорт командира корабля, опубликованные в зарубежной печати, позволяют восстановить этот эпизод «танкерной войны».
17 мая 1987 г. в 9.10 американский фрегат УРО «Старк» вышел из порта Манама (Бахрейн), где пополнял запасы воды, топлива и продовольствия.

(Иранский истребитель «Фантом» американского производства патрулирует прибрежные воды иранского порта)
В 13:30 фрегат занял линию дозора и приступил к патрулированию в 65-85 милях северо-восточнее побережья Бахрейна.
Корабль находился в боевой готовности № 3, при которой только 30% личного состава экипажа несло вахту на боевых постах. Фрегат поддерживал непрерывную связь со штабным кораблем «Ла Салль», эскадренным миноносцем УРО «Кунц» и самолетом ДРЛО и управления Е-3 системы АВАКС ВВС Саудовской Аравии, барражировавшим над Аравийским полуостровом для контроля над воздушной и морской обстановкой в районе Персидского залива.
В 20:00 самолет Е-3 обнаружил взлет иракского самолета F-1 «Мираж», который вначале летел в южном направлении, а затем продолжил полет вдоль Персидского залива. Первая информация была получена в сети БИУС через эсминец УРО «Кунц»: иракский самолет в сети оповещения обозначался как «цель № 2202».
В 20:15 командир фрегата кэптен Г. Бриндел, находясь на БИЦ, получил доклад вахтенного офицера лейтенанта Б.Монкрифа о том, что иракский самолет следует курсом на юго-восток и находится в данный момент на удалении 200 миль от «Старка».
В 20:43 эскадренный миноносец УРО «Кунц» обнаружил самолет «Мираж» по пеленгу в 285° на удалении 120 миль от фрегата УРО «Старк». Самолет следовал на высоте 915 м со скоростью 540 км/час. На экране РЛС обнаружения воздушных целей AN/SPS-49 фрегата цель еще не наблюдалась.

(Фрегат УРО FFG-31 «Старк» ВМС США после поражения двумя ракетами «Экзосет» в Персидском заливе 17 мая 1987 г.)
Однако через 3 мин. оператор РЛС «Старка» обнаружил приближающийся самолет. Удаление до него было 70 миль, пеленг – 260°.
В 21:00 командир эсминца «Кунц» сообщил на фрегат УРО «Старк» о том, что «Мираж» лег на курс 73° и увеличил скорость до 620 км/час. Фрегат в это время находился в точке 26° 47′ северной широты, 51° 45′ восточной долготы. Со скоростью 10 узлов фрегат шел курсом 300°.
В 21:05 оператор поста радио- и радиотехнической разведки с помощью станции AN/SQL-32 перехватил сигналы работы поисковой РЛС самолета «Мираж», который в это время находился в 27 миляхот фрегата УРО «Старк». В 21:09 с борта фрегата «Старк» была передана радиограмма следующего содержания: «Неизвестный самолет – это боевой корабль ВМС США. Ваш курс 78 градусов, дистанция 12 миль. Прошу сообщить ваши намерения».
Почти одновременно вахтенный офицер приказал приготовить к использованию пусковые установки НУР с противорадиолокационными отражателями и инфракрасными ловушками. Сигнальщик, находившийся на мостике с левого борта корабля, доложил о том, что он визуально наблюдал на линии горизонта яркую вспышку. На фрегате объявили «боевую тревогу». В это же время на самолет повторно была передана предупредительная радиограмма об опасном положении.
В 21:10, выполнив пуск второй ракеты, «Мираж» резко отвернул влево и, увеличив скорость, ушел в сторону иракской территории. В течение 1–2 мин сигнальщик несколько раз докладывал о приближении ракеты с левого борта фрегата. С главного командного пункта были даны команды: «Поставить пассивные помехи! По ракете огонь!», но команды запоздали. В это время в левый борт фрегата врезалась первая ракета, но взрыва не последовало. Через несколько секунд несколько выше того места, куда попала первая ракета, вошла и вторая. На этот раз мощный взрыв сотряс корабль.

На фрегате начался сильный пожар: горел кубрик старшинского состава. Массы расплавленного металла и едкий дым мешали вести борьбу с пожаром. К тому же вышла из строя носовая пожарная магистраль. Аварийно-спасательные партии, несмотря на слишком высокую температуру, пытались тушить пожар. Когда к борту «Старка» подошли эскадренные миноносцы «Уодделл» и «Каннинхэм», пожар был ликвидирован, им оставалось лишь отбуксировать поврежденный фрегат в Манаму, но прежде пришлось откачать воду, так как возникли опасения об остойчивости «Старка». Пока откачивали воду, ракетчики извлекли неразорвавшуюся боеголовку ракеты «Экзосет», обезвредили ее и на вертолете доставили на штабной корабль «Ла Салль».

(Штабной корабль LPD-3 «Ла Салль» ВМС США – флагман группировки боевых кораблей в Персидском заливе)
Пробоину размерами более 12 кв.м затянули брезентом. Эксперты тут же отметили, что будь эта атака не в «комнатных условиях» Персидского залива, а где-нибудь в Атлантике, то фрегат мог бы разделить судьбу «Шеффилда».

В то же время отмечалось, что корабль «выжил» только потому, что его непотопляемость обеспечивалась хорошо продуманной конструктивной защитой. В ходе проектирования было предусмотрено несколько противопожарных зон, имеющих автономные средства борьбы с пожаром. Некоторые даже говорили, что корабль этого класса имеет избыточное дублирование и перенасыщен средствами борьбы за живучесть.

По иронии судьбы, за 3 дня до инцидента со «Старком» в районе Пуэрто-Рико американцы провели эксперимент по исследованию возможностей кораблей этого класса отражать противокорабельные ракеты типа «Экзосет». В целом испытания прошли успешно. Было доложено, что оборона кораблей «адекватна угрозе со стороны противокорабельных ракет «Экзосет» последних модификаций». Этот вывод успокоил американское командование, выразившее сомнения по поводу боевой устойчивости своих кораблей после англо-аргентинского конфликта 1982 г.

(Кувейтский супер-танкер «Бриджтон» водоизмещением 401 382 тонн – один из
самых больших судов в мире – после подрыва на иранской мине 24 июля 1987 г.)
Проектировщики кораблей и специалисты в этой области до мельчайших подробностей исследовали все аспекты инцидента. Организация борьбы за живучесть корабля была признана более чем удовлетворительной. Однако действия командира и расчета главного командного пункта не выдерживают критики. В актах комиссии очень часто повторяется «если бы»: «если бы своевременно были поставлены пассивные помехи», «если бы вовремя прозвучал сигнал боевой тревоги» и т.д. За халатность командира корабля отдали под суд.

В заключение военные эксперты подвергли резкой критике судостроителей за широкое и не совсем обоснованное применение алюминия.

(С.) Доценко В.Д.

Оригинал взят у tov_boluta в «ТАНКЕРНАЯ ВОЙНА» В ПЕРСИДСКОМ ЗАЛИВЕ

Tags: ИСТОРИЯ., ФЛОТ.
Subscribe
promo nemihail 14:10, вчера 190
Buy for 20 tokens
Я бы даже сказал, что больше других, хотя ещё не вечер. Когда-то тут была промзона, а сегодня чуть ли не самая дорогая земля в Москве и в небоскребах тут живут очень богатые люди, ну или те, кто пытаются примазаться к богатым;) И вот она сила контраста, почти как в Таиланде, где под…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments